Угонщица: откровения любовницы

Font size: - +

Глава 3. Противостояние

Как и предполагалось, утром следующего дня я чувствовала себя препаршиво. Ехать на съёмки не было никакого желания, но ехать было надо. Выпив чашку кофе и заев её таблеткой аспирина, я натянула на себя не по погоде тонкую белую борцовку, джинсы с висячей до колена мотнёй и с помощью воска убрала назад довольно длинную чёлку. Найдя в глубине шкафа единственную чистую толстовку, я надела её поверх майки и подвела глаза чёрным карандашом. Не знаю, что меня подтолкнуло к такому тщательному утреннему туалету, но, тем не менее, выглядела я довольно сносно с учётом того, насколько противной была пульсация в моих висках.

На съёмки я не опоздала, но, если честно, мне на это было наплевать. Сейчас гораздо важнее мне было добраться до гримёрки, увалиться в кресло и позволить рукам гримёрши, имя которой я ещё выучить не успела, навести мой съёмочный марафет. Всё тело моё подчинила себе апатия. Не хотелось абсолютно ничего: ни работы, ни развлечений, ни даже сигарет. Хотелось одного: чтобы меня все оставили в покое.
Достав из кармана толстовки пачку арбузной ярко-красной жвачки, я отправила себе в рот сразу два брусочка. Пока гримёрша, которая решила не трогать мой самодеятельный «смоки-айс», пудрила мне лицо, я умудрялась, оглядывая в отражении зеркала не обремененную лишней мебелью гримёрку, иногда надувать ярко-красные пузыри.

Когда я вышла из гримёрной, то почувствовала, что вкус жвачки постепенно начинает ослабевать. Недолго думая, я отправила в рот ещё один брусочек.
Я шла по коридору, держа в руках розданный позавчера сценарий, и, когда открыла, надувая очередной огромный пузырь, дверь костюмерной, оказалось, что она уже занята…
- Ой, прошу прощения, - я, немного застанная врасплох увиденным, быстро закрыла за собой дверь с обратной стороны костюмерной. Сердце сделало кульбит, заставив меня задышать чаще. Блин, что такого в том, что передо мной оказался мужчина, обнажённый по пояс с расстёгнутым ремнём на классических джинсах? Странная реакция. Хотя, знаете ли, когда этот полуобнажённый мужчина – ваш шеф, то такой инцидент воспринимается чуть ярче, чем следовало бы. Так или иначе, уже через пару секунд я стремительно шагала по коридору в неизвестном мне направлении и буквально через несколько секунд моего спринтерского забега услышала себе вслед торопливое:

- Лена!

Я прибавила шагу. Блин, чувствовала себя я при этом очень глупо – такое ощущение, что я сделала что-то противозаконное! Но всё же, убедив себя, что ничего сверхъестественного не произошло, я остановилась и обернулась. Виталий шёл в моём направлении, застёгивая на ходу пуговицы на ослепительно белой рубашке.

- М-м, Вы выучили моё имя? – Я придала лицу непроницаемое выражение и скривила губы в усмешке.

- Да я его и не забывал, - улыбнулся он, останавливаясь в нескольких шагах от меня. – Я пошутил вчера, вообще-то. Я знаю о тебе гораздо больше, чем ты думаешь. Это – моя работа, - он снова одарил меня ослепительной, стоящей, наверняка, не одну тысячу долларов, улыбкой. Я удивлённо посмотрела на него, хотя сама уже и так давно поняла, что он просто-напросто издевался надо мной. – Просто ты была такой доверчивой, что я не смог удержаться. – Он протянул мне широкую смуглую ладонь. – Мир?
Я, поджав губы, почувствовала резкий прилив неприязни к стоящему прямо передо мной человеку, несмотря на то обалденное тело, которое скрывала сейчас тонкая рубашка.

- Собаке своей жены мир предлагай. – Я прищурила глаза. Он усмехнулся.

- Как тебе будет угодно, - он опустил руку. – Я просто хотел, чтобы ты поняла меня правильно.

- Да я давно поняла, что ты не в своём уме, - хотелось нагрубить ему как можно сильнее, хотя я и понимала умом, что от расположения этого человека ко мне зависит моя работа. И, в насмешку, надула следом за своим высказыванием яркий пузырь жвачки.

- Ты можешь острить, сколько тебе хочется, главное, чтобы это не сказалось на качестве твоей работы. И на твоих профессиональных навыках, - он многозначительно кивнул с ухмылкой.

- О, спасибо за разрешение. К следующей нашей встрече придумаю что-нибудь пообиднее, - хмыкнула я, хотя, что странно, вся моя злость внезапно куда-то ушла.

- Удачи, Леночка, - он усмехнулся и, развернувшись, направился обратно к костюмерной.

Если бы я знала, какие именно «навыки» он имел в виду, я ни за что бы не стала ему грубить при этой встрече. Хотя нет, вру, стала бы.
 

После той знаменательной встречи я всё же посетила костюмерную и переоделась к съёмкам в вещи из гардероба моей героини-ученицы одиннадцатого класса.
Придя на съёмочную площадку, я направилась прямиком к ребятам, которые стояли в углу кабинета и о чём-то болтали. Среди общающихся я легко заметила высокую и звонкоголосую Лерку. Но дойти до толпы ребят мне помешал наш всезнающий и чем-то явно озабоченный режиссёр.

- Лен, тут кое-что переиграли…
Я, не понимая, к чему он клонит, спросила:

- В смысле?

- В том смысле, что за эту ночь в сценарий были внесены кое-какие коррективы. – Сергей задумчиво и с заметным недовольством почесал затылок.

- Какие ещё коррективы? – Я была удивлена и абсолютно растеряна. – И с каких это пор сценаристы работают по ночам?

- Они работают тогда, когда их «попросит» продюсер, и они за это деньги получают, - пояснил режиссёр, стуча по ладони козырьком кепки, которую он держал в другой руке.

- Ага. Ясно. – Я нацепила презрительную гримасу. Он уже и сюда влезть успел. Прелестно. – Так что за коррективы?

- Ну, в общем, теперь у твоей героини в сериале будет любовная линия… - Протянул с какой-то осторожностью в голосе Сергей.

- Ну, это я знаю, у меня ж по сценарию там воздыхатель-одноклассник есть, - ответила я, вздохнув с облегчением.



Инна Глагола

Edited: 28.12.2018

Add to Library


Complain