Угонщица: откровения любовницы

Font size: - +

Глава 14. Posedlost

Глава 14.
         Posedlost

 

Пока мы ехали в метро и шли от станции на Вацлавской площади, на которую мы вернулись после нашего путешествия к собору Святого Вита, в сторону очередной достопримечательности, Виталий рассказывал мне о курьёзных трудностях перевода с чешского языка на русский и наоборот, обусловленных тем, что многие чешские слова, которые звучат очень похоже на русские, переводятся совершенно не так, как звучат, а иногда даже совсем неожиданным образом. Половину пути я смеялась, как сумасшедшая, представляя, как, должно быть, глупо столкнуться с этими трудностями русскому туристу, да и чешскому обывателю при общении с ним. Вы знали, например, что чешское слово Nevěstka [невестка] на русский переводится как…проститутка? Вот это был бы прикол, если бы какая–нибудь русская свекровь решила бы здесь, в Чехии, представить кому–нибудь жену своего сына!

И, когда мы уже подходили к Староместской площади – очередной достопримечательности Праги, Виталий снова решил удивить меня очередным неожиданным фактом:

– А ты в курсе, что чешское слово Úžasný [ужасный] в переводе на русский означает «прекрасный, восхитительный»? – Мы вышли на Староместскую площадь, которая в сгущавшихся сумерках выглядела просто потрясающе: посреди неё тоже стояла огромная ёлка, кажется, даже ещё более красивая, чем ёлка на главной площади Праги. Вся площадь была заставлена ярмарочными палатками–домиками, которые мерцали новогодними огоньками.

– Да ладно! Ну, это ты уже сочиняешь, – усмехнулась я, метнув в шагающего рядом Виталия недоверчивый взгляд из–под чёлки.

– Честное слово, – широко улыбнулся он в ответ и тоже одарил меня хитрым взглядом.

– Хорошо. Докажи, – внезапно остановилась посреди ярмарочных палаток–домиков я, засунув руки в карманы и с вызовом взглянув в его лицо.

– Легко, – быстро согласился он и, буквально выдернув мою руку из моего кармана, обхватил моё запястье и потянул меня к одной из палаток.

На витрине висели мягкие игрушки, магнитики, открытки, шапки, футболки и прочие мелочи. Виталий долго всматривался в представленный ассортимент, и, наконец, сказал, обращаясь к продавцу:

– How much is this beret? (англ. «Сколько стоит этот берет?»)

– Twenty Euro (англ. «Двадцать евро»), – отозвался щуплый паренёк, стоящий за стойкой продавца.

Виталий протянул ему деньги, взял красивый шерстяной белый берет и жестом подозвал меня ближе. Я подошла к нему почти вплотную, и он стянул с моей головы мою чёрную шапку–носок, а вместо неё, пристально глядя мне в глаза, водрузил мне на голову этот мягкий и тёплый берет, уложив его на свой вкус, и, закончив, медленно опустил руки, едва касаясь пальцами моих щёк, отчего в моей груди отчаянно заколотилось сердце, а к щекам прилила горячая кровь, и они вспыхнули, несмотря на, как минимум, пятиградусный мороз. Как хорошо, что внешне я почти никогда не краснею. Его синий взгляд был мягким и слегка рассредоточенным, быстро пробежал по моему лицу, начиная с моего лба, и заканчивая моими губами, и снова вернулся к моим глазам.

– Jsi prostě úžasný (чеш. «Ты просто восхитительна»), – всё так же пристально глядя мне в глаза, мягко сказал он и внезапно повернулся к продавцу, обратившись к нему: – Do you agree? Souhlasíte? (англ., чеш., «Вы согласны?»)

Продавец поспешно закивал, ответив ему, глядя на меня:

– Dívka prostě úžasný v tomto mít (чеш. «Девушка просто восхитительна в этом берете»), – и улыбнулся, выставив вверх большой палец в знак одобрения.

– Он согласен, что ты просто восхитительна, – Виталий победно улыбался, – ты ведь не станешь спорить с тем, что вряд ли человек, который хочет продать тебе этот берет, скажет, что ты в нём ужасна? – видимо, был чрезвычайно доволен своей победой, потому что его взгляд просто ликовал от произведенного эффекта. И да, победа его была эффектной, я растерянно кивнула в ответ. Только дурацкие щёки всё ещё горели огнём, и я зачем–то уткнулась взглядом в землю, разглядывая свои ботинки. Я чувствовала себя глупо, но отчаянно пыталась взять себя в руки, чтобы не выказать своей растерянности. Конечно же я догадывалась, что вряд ли он врёт, рассказывая мне про значение слова «ужасный» на чешском, но тот способ, которым он решил мне доказать свою правоту, застал меня врасплох. Я не узнаю саму себя, моё самообладание в эти два дня куда–то потерялось, а мой вечный цинизм превратился в постоянную неуверенность и эмоциональную нестабильность. Это, наверное, у меня моральная акклиматизация такая. К чёрту её, хочу прежнюю себя! И я впервые с момента прилёта в этот прекрасный город захотела обратно в Москву. Там всё было понятно и привычно. Там есть границы и условности, которые позволяют мне не потерять ориентиры, действовать по плану и самостоятельно контролировать свою жизнь.

– Ну, чего ты застыла? – удивлённо вскинул брови Виталий, хлопнув меня по плечу. Я, наконец, проснулась от своих мыслей, и поняла, что щёки почти перестали пылать. – Пойдём, покажу тебе здесь ещё кое–что, и направимся к последнему пункту в нашем сегодняшнем путешествии. - Он, не стесняясь, взял мою ладонь в свою, и слегка потянул в сторону, приглашая меня идти за ним. По телу моему разлилось непонятное тепло, его ладонь была такой большой и тёплой, и мне казалось, что моя ладонь сейчас растает от этих прикосновений, таким упоительным было это ощущение. Я что–то говорила о том, что хочу прежнюю себя? Похоже, прежняя Лена для меня была потеряна на неопределённый срок…



Инна Глагола

Edited: 28.12.2018

Add to Library


Complain