Уговор Небес и Ада

Размер шрифта: - +

Трудности Императора

Ожидающий своего начальника замковой охраны Васил непривычно нервничал. Ему приходилось переживать немело трудностей и решать проблем, но если эти трудности связаны с женщиной, то Император Василикии и Карпатии мрачнел и терялся. Тана уверяла его будто все оттого, что он, потеряв Алинну, так и не стал выстраивать больше близких отношений с женщинами, заменяя их легкими и ни к чему не обязывающими. Сам Васил раздраженно хмыкал в ответ на такие высказывания и ничего ей не отвечал. Но с женатыми он близкую дружбу тоже не водил. Бывший канцлер же признавал за Императором право самостоятельно строить свою жизнь, школы, больницы, мосты, дамбы и все что его императорской душе угодно, лишь бы это было с умом и по делу. Придворные Васила за глаза прозвали одиночкой, но его самого такое мнение не волновало. Василу нравилось быть Императором, заботы и даже тяготы связанные с управлением Империей были ему только в радость. И вот теперь он столкнулся с проблемой совсем другого рода.

Если так подумать, ему ведь никогда не приходилось беспокоиться за кого-то лично. Точнее за кого-то близкого, кто не сможет за себя постоять. За отца Васил не переживал никогда – старого пьянчугу Ниикола-Васила VI и самого боялись – в припадке пьяного гнева этот человек был способен на все. Мать у него умерла при родах… Васил еще раз гневно сжал губы и скрипнул зубами, вспомнив то, о чем узнал недавно. Его друзья в основном крепкие ребята, на которых можно положиться в бою. Некоторые из них встретили в нем свою смерть. Но они знали, на что шли и ради чего – Виктор научил смотреть на жизнь достаточно просто, но не становиться равнодушным или жестоким. А Виктор? Не за одного же из сильнейших магов современности ему переживать.

В свое время Алинна… Алинна в его жизни, как ни странно, являлась результатом сговора отца с одним из влиятельных василийских дворян. Тут все было просто – ее род был знатен, богат, влиятелен и почти чистокровно василийский, а «папочка» посчитал, что после карпата на троне пришла пора сделать реверанс в сторону василийцев, чтобы те проще относились к его собственному правлению, ведь самого Васила VI многие василийцы терпели, но не одобряли. Алинна показалась Нииколу послушной, добродушной и не должна была доставить хлопот. Василу же тогда было все равно, но Канцлер тоже одобрял этот брак и он со всем согласился. Это уже позже он искренне полюбил эту девушку. Вот только отвечал за нее ее отец. Самому же наследнику тогда достались  только прогулки, подарки и внимание на балах, которое он оказывал девушке.

И вот теперь эти царапины и синяки на шее его Придворного мага. А за свою охрану Васил отвечал – набранные им люди практически никогда не подводили. Это такой побочный дар от его настоящего папочки, как считал сами Император. Разглядеть все самое дурное в человеке ему не составляло труда, некомпетентность в том числе. И именно поэтому он иногда принимал странные для прочих решения в отношении того или иного человека. Или нечеловека. Его «темное зрение» не срабатывало лишь на его настоящем отце, Викторе и эльфах. Поэтому-то он и считал, что Виктор как минимум полуэльф, только уши ему достались от человеческого родителя. Та же ерунда и с его новым Придворным магом – тонкую паутину темных полос отрицательной стороны человеческой сути слишком сильно засвечивал яркий, золотистый свет, который бывает в душе лишь у эльфов. Ну, наверное, поэтому Васил так легко и подружился с эльфийским принцем. От его внутреннего света и на душе у самого Императора становилось светлее. Если только она у него была эта душа.

Поэтому-то он так глупо и бросился к девушке тогда, в своей спальне, увидев, как темные пятна всколыхнулись в ее душе, хотя еще недавно, в нише, когда он целовал ее, она сияла мягким, ослепительно золотым светом и даже гнев ее был золотым. И, увы, это и могло означать, что она эльфийская шпионка. Хотя таким светом горят души не только эльфов, но и детей и это была одна из причин, по которой Император их любил. Даже если не всегда находил с ними общий язык. Но видеть, как детишки бегают вокруг, проказничают, смеются, радуются для него просто здорово. По этой причине в столице устраивались праздники не только для взрослых, но и детей, на которых присутствовал сам Васил, а средства на школы исправно выделялись казной. Иногда Император даже чувствовал угрызения совести за то, что подданные считают его добрым и мудрым правителем, а такая политика всего лишь часть его собственного эго.

Император в который раз попередвигал на столе папку с личным делом его нового Придворного мага, нетерпеливо побарабанил пальцами и в который раз открыл папку. Хотя в этом его люди не подвели: человек, отправленный в Академию, вытряс личное дело студента у ректора, а потом, верно расставив приоритеты, отправил запрос дорогой магической почтой в указанное в деле место жительство. Тамошний наместник оправдал оказанное ему высокое доверие и расстарался все выведать, записать и отправить с ближайшей же оказией. Наверняка с каким-нибудь должником или близким родственником, как это у них водится. Чему удивляться - это же Карпатия! Там всегда умеют держать нос по ветру, особенно, когда пахнет властью или деньгами. Карпатские наместники не погнушались бы раскрыть всю подноготную своих ближайших соседей или любимых родственников, если нужно ради выгоды. Это василийцы другого поля ягоды. А карпаты… карпаты  наверняка думают, что принципы – это титулованные наследники королевского дома Ферьены. Васил улыбнулся. Да, несмотря на успешную интеграцию двух королевств старые шуточки про своих соседей ни одна из половин Империи не забывала, а то и сочиняла новые.

Девушка оказалась вовсе не кузиной ректора Бро, и уже один этот факт несказанно радовал Императора. Каждый раз, когда ректор исчезал по каким-то важным делам, это важное дело оказывалось свадьбой его очередной кузины или кузины жены. Зная состав семьи самого Амелина, Васил ему верил и искренне сочувствовал. Нет, хуже! Васил со страхом ждал того времени, когда придет пора выдавать замуж дочерей самого ректора: он же начнет выпрашивать повышения жалования! Император честно опасался, что для этой цели ему придется поднять налоги. А всем мужчинам, кто не женится до этого срока, он сочувствовал вдвойне. За последние года три-четыре ректор пытался знакомить его самого с какими-то настырными девицами. Правда, кузины ли это ректора, у Амелина так и не удалось выпытать. Судя потому, что через какое-то время ректор оповещал Императора о том, что ему нужно срочно отлучиться со службы, это вполне могли быть они самые. Васил каждый раз хотел спросить, сколько же у ректора сестер, но все забывал это сделать. Да и вдруг их так много, что Бро сам не помнит – курьезно бы вышло, а ректор ему еще дракона не простил. Хотя большая часть расходов Академии покрывалась из государственной казны Империи, но в общих расходах Академии тогда наверняка пришлось ужиматься.



Дарья Весна

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться