Уговор Небес и Ада

Размер шрифта: - +

Утренняя столовая

Последние дни выдались настолько тяжелыми, что я валялась в ванне, снова и снова подогревая воду и стараясь ни о чем не думать. В конце-концов, что значит полтора-два часа перед лицом вечности? В смысле, по сравнению с тем, что через каких-то пару дней меня убьют. Разумеется, мне жутко интересно удастся ли Эдо найти выход, который не увидела я. Эльфы по своей природе сильные светлые маги, особенно их Владыки, но про укокошенное ради спасения мира от умертвия эльфийское войско забывать не стоит. Тем более, к моему прилагается Библиотека темных магов. Проще говоря – ни о чем не думать не получалось. Тогда я решила осмыслить более приятную проблему: моего Императора.

То, что с Василом не все было в порядке в нашу первую встречу, я уже поняла. По второй встрече, не менее феерической. И куда более стремной. Я искренне пообещала себе, что страдать на тему: «я для него всего лишь игрушка, ничего не значу» не стану. Как бы ни началось наше знакомство, по какой бы причине это не случилось, мы оба последовательно исхитрились наприставать друг к другу. Не самая скверная может получиться интрижка. Если он захочет затащить меня в постель – постараюсь поменьше весить, чтоб точно донес! Иначе в самый ответственный момент, когда нужно принимать важные решения, действовать, делать выбор, он будет пялиться на мою шею, а я - представлять, как его губы прикасаются к мое коже. Может, перебесимся и все станет, как прежде. У него Империя, у меня Университет. С людьми так часто происходит.

А если действительно повезет выбраться из этой передряги, к лету двор переедет в столицу. А там – Университет. Не зверь же Васил, поймет, что мне нужно учиться, найдет другого Придворного мага. Я буду приходить к нему в гости, наверное. Путь вот телепортации научит, размечталась я. Судя по нашему сегодняшнему общению, он готов быть терпеливым и понимающим. Это намного больше, чем тот человек, которого я представляла, читая про убиенного им на экзамене драконе. Ну, честно говоря, именно тогда мне всякая дурь про него в голову и полезла. А кто не захотел бы познакомиться с таким высококлассным магом? Ну, вот кто?! Я блаженно потянулась в воде.

Странно только, отчего мне стало казаться, что он так… одинок. Вокруг него толпами шастает куча народу. Да, он сирота, но у него есть Тана и Канцлер, ну, был Канцлер, есть друзья и даже сестрицы Велльские ему, как родные, чтобы я сначала не думала. Пристроив ручонку на бортике, я мечтательно возюкала пальчиками второй по чуть запотевшей поверхности деревянной ванны. Мне кажется, или действительно сейчас повезло: Император перестал давить, но не впал в другую крайность. Иногда мужчины, который желает понравиться становится слишком много. И при этом желания хвалить самого себя, рассказывать длинные байки о себе в таком мужчине и заклинанием направленного Камнепада не перешибешь. Вон даже Эдолиэль с Владигардом такие же. Что это: настоящее доверие или затишье перед бурей? Не знаю, но еще увижу точно.

Купание, обычно так хорошо придающее бодрости после продолжительно периода больших нагрузок расслабило так, что сил осталось лишь добрести до кровати. Все так же устало выползя из ванны, я обнаружила, что моя кровать занята – там беззаботно развалился мой Император и чужой мне мужчина - бледный от усталости Васил. Приткнувшись на мгновение к проему двери, я отупело посмотрела на это явление. Где можно было так уработаться за такое короткое время? Прикосновение к его ауре подсказало где: восстанавливал пол в Тронном зале. Вот это явление! Теперь мы не только вместе спим в его кровати, но и в моей. С другой стороны, чисто теоретически, все кровати в этом замке – его.

Делать было нечего – пришлось опробовать на Императоре известный антикошачьий маневр (как известно, если у вас в доме есть кошка, то стоит лишь на мгновение встать со своего места, как коварный зверек тут же занимает его). Я в таких случаях сажусь на стул не разбирая кто там завелся, чаще всего на хвост захватчику, вытесняя его таким нехитрым образом. Ничтоже сумняшеся я подошла к своей кровати и улеглась на грудь Императору Василикии и Карпатии. Немного поерзав, удалось приткнуть голову под его подбородком, а руки положить на плечи, благо тушка у него такая, что места мне хватило с лихвой. С Императором маневр не прошел – он не открывая глаз, обнял меня за спину и прижал подбородком голову к себе поближе. Возмущаться сил не было. Я почти сразу заснула, дремотно размышляя о том, что теперь я не просто русалка, я еще и развратная русалка! Это раньше Император был... сам такой.

Утром никаких Императоров в моей кровати не обнаружилось. Не обнаружилось и отваливающейся шеи, ломоты в костях, ущемлений нервов, вобщем ничего такого, что стоило ожидать, если спишь на тесной кровати в компании человека, которому она еще более тесна, чем тебе. Решив, что если уж усталый мужчина так или иначе желает твоего общества, то это в любом случае хорошо, я выбросила из головы эту загадку.

И тут меня ждал еще один суровый сюрприз: на створке шкафа висело самое прекрасное платье из всех, что я видела. Небесно-голубое, бархатное, с открытой шеей и рукавами три четверти, отделанное легкими солнечно-золотистыми кружевами. Подкравшись поближе к шкафу, я застыла около него, любуясь платьем, как картиной. Главное, руками больше ничего не трогать, а то еще снова какой сейф откроется. Хотя прикоснуться к нежному бархату очень сильно хотелось. И вообще платье было сшито словно только на меня – так хорошо подобраны фасон и детали, чтобы подчеркнуть все самое лучшее в фигуре. Я восхищалась платьем и думала о том – подкуп это или часть обязательного гардероба Придворного мага. И, поскольку, восхитительные женственные наряды в представлении широкой общественности не вязались со светлым образом Придворного мага, я решила, что это подкуп. Восхитительные женственные наряды в представлении широкой общественности скорее вяжутся с шикарным образом любовницы главного придворялы, какой бы титул он не носил, поэтому я решила, что мы с Императором движемся в правильном направлении.



Дарья Весна

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться