Уходящие Тихо

Размер шрифта: - +

Все произведение

                                                                                               Наталья ГВЕЛЕСИАНИ

                                                                        УХОДЯЩИЕ ТИХО
                                                                                Повесть

Есть такое племя – уходящие тихо... 
Люди из племени Уходящие Тихо...

Из бесед с тбилисским поэтом Александром Коноваловым

1

“Все от нечистого”, – сказал батюшка.

Прав он, конечно. Я и сама знаю, что прав.

Голос у батюшки пахнет ладаном, и сидеть бы нам с ним за столом в церковном палисаднике, где после службы потчуют нищих, и пусть бы отчитывал он меня своим светящимся голосом... Да как бы не так: гордыня меня накрыла. Как стеклянным колпаком накрыла, ей-Богу, и стою я, не смея поднять головы, и только согласно киваю. Батюшка за колпаком стал бесплотный, непахнущий, смутный. От дыхания моего батюшка тает, расплывается. Я живот втянула, съежилась, думаю, надо беречь батюшку от себя, не виноват же он, что меня бесы мучают. Так и отстояла, чуть дыша, пока увещевали.

А в прошлое воскресенье было кое-что похуже.

Славим мы, значит, Богородицу на литургии, все матушки – как девицы, такие легкие стали, несуровые, – я всегда радуюсь на литургии за лица, если они меняются. И чувствую, удалась ли служба, по спинам. Если кто кланяется, а от спины что-то такое струится – то ли пар, то ли кроткое дыхание, значит, полегчало ему, бедному. Ангел его, значит, при нем. А Христос с нами.

Только я отметила, как водится: “Здесь Христос!”, как р-раз – боль кромешная и звук лязгающий – словно по спине цепью огрели. Оборачиваюсь, а на пороге храма – чертенок. Худющий, угловатый, глаза, как магниты, – так и тянут душу, из горла тянут... Забулькало в горле, вот-вот закричу. Я-то сразу поняла, что он по мою душу, что чертеняку этого, кроме меня, никто не видит, батюшка ведь служил лицом к алтарю. А тут все опустились на колени, и стою я, получается, одна, спиной к алтарю – в лице ни кровиночки, и вся душа моя, как стражница, на входе. Только бы не прошел, думаю, за порог. Скривил он рожу, размахнулся цепным бичом на полкупола, вот-вот сломит. Сломит ведь, как тростиночку! Но вдруг в ухо зашипели: “Ксена! Веди себя как следует!” Материн голос, от него любой чертеняка сбежит. Этот тоже, не будь дурак, как поигрывал с бичом на входе, так и перестал быть, словно отродясь и не был.

Мать, как всегда, принялась за нотации, ее ни служба не смущает, ни то, что в лице моем ни кровиночки. Шипит себе, тычась в ухо: “Ты где была? Я тебя по всему храму ищу. Если знаешь, что постоянно теряешься, значит стой рядом”. Это она девушке в тридцать лет говорит. Ну ничего, не такое терпели. Как верующая, она хорошая женщина, исполнительная, вот чертеняку прогнала. Правда, расскажи ей такое, будет как муха, ну как муха, жужжать про мою одержимость: “Только и можно тебя найти, как по следам бедокурств. Не девчонка, а собачье сердце”. Ух, и испытывает меня Господь, тридцать лет испытывает. И всегда, как и в первый годочек от роду, наворачиваются на глаза слезы, да никак перед ее лицом не навернутся.

Бочком протиснулась я туда, где погуще да поплотней, и стою пень пнем. Как вдруг откуда ни возьмись – Катя, и как гаркнет в ухо – в другое, не материно: “Выйди вон, а то сдохнешь!”

Те, кто услышали, посмотрели на меня со строгим любопытством – второй раз за литургию сбила я людей с их благостных мыслей: то стояла посреди храма как каланча, спиной к алтарю, когда другие преклонили колена, а теперь вот Катю растревожила.

Катя – блаженная. Она поселилась при храме, еще когда мать только начинала быть христианкой. Помню, как мать рассказывала отцу с воодушевленной жалостью – она всегда воодушевляется перед папой: “Ты знаешь, Боря, у нас в церкви объявилась та-а-кая чудная женщина! Статная, как королева, без определенного возраста, надо сказать, и ничего не помнит, кто она и откуда. Ее забыли паломники из Ленинграда, а мы, в свою очередь, потеряли адрес тех паломников. Настоятель выделил ей пристройку в церковном дворе, но Катюша посчитала это роскошью и выстроила в уголочке домик из картона. И ничего, прижилась. Ее грешники боятся, потому что она видит человека насквозь и говорит всякую всячину про него не стесняясь”. Отец тогда юморнул: “Так уж и насквозь? Готов поспорить: она передо мной подмастерье”.

Правду Катя резала прямо в лицо – напыщенно и яростно, но прихожане обиды не затаивали. Разные ходили про нее байки. Но я могу рассказывать только то, что сама видела. А видела я, что на Кате платье хоть и старенькое, но чистое, из немнущейся материи, а среди скудных ее пожиток имеются нитки с иголкой. Что живет она на милостыню, но не берет больше пяти копеек с души.

Я всегда подхожу к Кате поздороваться, подаю ей, и мы немного говорим – чудно так, все как будто ни о чем. Однажды, склонив набок аккуратную головку и лучисто сощурившись, Катя сказала: “Пойдем со мной жить, а?” Но это, когда у нее есть настроение. А чтоб так вот появиться на службе и – в ухо... Это впервые такое. И она, значит, заметила, что дело пахнет нечистью.



Наталья Гвелесиани

#6222 в Проза
#3832 в Современная проза
#8333 в Разное

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 14.08.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: