Украденная беременность

Размер шрифта: - +

6. Федор

 

20 августа 2015 года. Москва. Кабинет главы IT-компании «InSecT»

(Internet security technologies)

Федор поднял глаза на дверь, которая отворилась после короткого предупреждающего стука. Так в кабинет главы компании входил только один человек: начальник собственной службы безопасности Рахметов Юрий Минизабирович. 

– Юрий? Проходи. Что удалось узнать? – Федор махнул рукой: присаживайся, где посчитаешь удобным.

Юрий, высокий, чуть грузный сорокалетний мужчина, упругой энергичной походкой приблизился к креслу для посетителей, откатил его и уселся сбоку от стола. Несмотря на то, что официальный рабочий день закончился пару часов назад, начальник СБ имел бодрый, сосредоточенный и невозмутимый вид. Впрочем, так он выглядел в любое время дня и ночи, за что получил прозвище «Терминатор».

На стол перед Федором легла тоненькая папка.

– Тут все. Но выяснить пока удалось не слишком много, – сообщил Юрий-Терминатор.

– Давай в двух словах. Бумаги посмотрю позже.

– Если в двух словах, то твоя беглянка – личность более чем загадочная. Такое ощущение, что не обычная девчонка, а иностранная шпионка.

– Это еще почему?

– Ну, посуди сам. Вместо паспорта, записываясь на консультацию, она предъявила студенческий билет. Естественно, в регистратуре никто не догадался записать, о каком учебном заведении шла речь. Просто глянули, переписали ФИО – и все.

– То есть, где она учится, выяснить не удалось.

– Нет. И я не уверен, что она действительно студентка.

– Почему?

– Ей двадцать семь. Конечно, это не пятьдесят семь, но все же для студентки она несколько старовата.

– Понял. Что еще? 

– Еще она указала левый номер телефона.

– Зачем? Ей же в любой момент могли позвонить из клиники?

На узких губах Юрия Минизабировича проступила ехидная улыбка:

– Номером-то она пользовалась. Вот только сим-карта левая.

– Та-а-ак. Чем еще «порадуешь»? – в груди у Федора образовался неприятный холодок.

– Дальше – больше. По указанному в медицинской карте адресу Фаина Иннокентьевна не проживает. Более того: судя по базам данных, не проживала никогда.

– По телефону звонили?

– Да.

– И?.. Что мне каждое слово из тебя вытягивать приходится? – Федор начинал злиться, и это ему не нравилось.

Юрий побарабанил пальцами по столу. Это означало, что и тут возникли непредвиденные сложности, с которым пока разобраться не удалось.

– Позвонили, представились сотрудниками медицинского центра, – заговорил Терминатор. – Девушка сбросила звонок и отключила телефон.

– Где она находилась, когда ответила на вызов – отследили?

– Да. В районе Курского вокзала. Кстати, телефон она отключила, сигнал пропал. Скорее всего, вынула и выбросила сим-карту.

В пальцах Федора хрустнул и сломался простой карандаш.

– Отвратительная новость, – прокомментировал он. – Получается, существует возможность, что наша Лазарева – вообще не москвичка. 

– А это сильно осложняет поиски, – подтвердил мысль босса главный безопасник.

– Юра. Найди мне эту Мату Хари. Хоть из-под земли достань.

– Сделаем, босс. Никуда она от нас не денется. Просто придется повозиться. 

– У нас очень мало времени, Юрий Минизабирович. Уже через три недели девчонка будет знать, беременна она или нет. И кто ее знает, что она тогда предпримет. Я бы не хотел, чтобы она избавилась от ребенка… – Федор встал, подошел к окну.

Там, за стеклами небоскреба, темнело затянутое облаками небо и мерцали миллионы огней: столица жила своей жизнью – быстрой, напряженной, неугомонной.

Терминатор никогда не видел Федора Лукьянова – босса, с которым сблизился и подружился за четыре года совместной работы, таким потерянным и напряженным.

– Федор Андреич, не переживай ты так. Все будет в порядке.

Замерший у панорамного окна мужчина дернулся, словно ему в позвоночник вонзился топор, и стал медленно оседать на пол.

«В порядке… в порядке…» – донеслось до Юрия Минизабировича невнятное бормотание.

– Что… Федор?!  – Терминатор подорвался со стула, метнулся к боссу, схватил за плечи, заглянул в лицо.

Тот словно не видел и не слышал своего начальника СБ. Его глаза с расползшимися на всю ширину радужки зрачками смотрели куда-то в пространство. На побелевшем лице застыло выражение испуга и отчаяния.  Из приоткрытого рта доносился странный сиплый звук.



Лёка Лактысева

Отредактировано: 11.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться