Укради, заставь, убей, но реши. Или избавление от проблем.

Размер шрифта: - +

Глава 10 Новая страница жизни

«Быстро же расплата за мою самоуверенность подкралась» – подумал я. Поднося телефон к уху.

– Ну Светлов! – воскликнула трубка голосом босса.

– Здравствуйте, – бормочу, гадая что кроется за его словами: радость от скорой расправы со мной или дело с инвесторами с мёртвой точки сдвинулось, а может он просто так, поглумиться и напомнить о сроках звонит?

– Ты же многое можешь, когда хочешь, – после недолгого молчания изрекает босс, а я мысленно добавляю – «жить», и продолжаю гадать о подтексте его непонятной интонацией. Утверждение, вопрос, предположение, угроза? Однако мой руководитель талантами Фёдора не обладал и мысли читать не умел, а потому как ни в чём не бывало известил: – Горюнов звонил.

Вот от этих слов у меня всё внутри на всякий случай сжалось. Да что там! Я дыхание затаил, ожидая продолжения. Ведь этим финансовым воротилам, хрен разберёшь в какой момент и каким взглядом или словом можно фатально не угодить. Уж я-то сегодня постарался на славу! Столько взглядов накидал на этого самого Горюнова…  А он не чета моему босу. Если их сравнивать, то инвестор – это акула, а мой начальник – мурена.

Да-да, именно она, ибо при всей своей внешней скользкости, спокойствии и показном невнимании к окружающим, кусать он любит молниеносно, исподтишка, зачастую даже смертоносно для жертвы. Нелегко находиться в подчинении у человека, которому закон не писан, да ещё и стоя с ним лицом к лицу невозможно определить его эмоции: рад ли, зол ли? Заплывшие, глубоко посаженные глазки едва различимы и вечно холодны, а голос лишён интонаций, вполне осознано, как мне кажется. Только по набору слов и можно предположить о настроении. И крайне редко, находясь на грани точки кипения он наконец-то позволяет эмоциям выплеснуться наружу. Вот только очевидцы после этого долго не живут обычно.

Я уже не раз пожалел о том, что отозвался на эту вакансию. Но амбиции, чёрт бы их подрал, не позволили не рискнуть. Ещё бы! Попасть в столь крупную компанию на мою должность в столь юном возрасте, при минимальном по сути опыте, это же чудо настоящее. Повод гордиться! Немногочисленные друзья искренне мне завидовали, ведь и зарплата была более чем хорошая. Вот только открывшаяся криминальная подноготная им была неведома. И постоянный страх за свою жизнь.

А ценой этому были пресловутые деньги, благодаря которым я успел уже досрочно погасить большую часть ипотеки, и даже помотаться по курортам заграничным. Не потому что мне деньги девать некуда было, а потому что понял: из этой конторы обратной дороги нет, а на тот свет деньги не заберёшь. Вот и разошёлся ни на шутку – отпуск, потом грандиозно отметил свой день рождения, в итоге бюджет мой неожиданно как-то подистощился настолько, что и на погашение кредита в этом месяце не хватало.

Порой задаюсь вопросом: почему меня, юнца с парой лет стажа за спиной приняли на эту должность? Возможно именно то, что я в это время был необременённым семейными узами полным сиротой с красным дипломом и неплохими рекомендациями и стало последней каплей, заставившей босса обратить внимание на наивного соискателя вакансии. В любом случае, обратной дороги у меня нет.

Все эти мысли и воспоминания проскользнули за долю мгновения, пока в трубке царила таинственная тишина, и вот наконец-то, босс соизволил вновь подать голос:

– Горюнов сказал, что хочет обговорить условия сотрудничества.

– Эм-м-м… – ощутив внезапное облегчение, только и смог выдавить я, вместо логичного вопроса: «А я-то тут причём?»

– Но говорить он будет только с тобой, – проявив чудеса дедукции, припечатал босс. – Завтра, в десять, у него. Так что тебе и карты в руки, Светлов. Протолкнёшь проект, подниму до зама, – добавил он и из трубки донеслись короткие гудки.

Работай я где-нибудь в обычной конторе, наверное, порадовался бы, а в моей ситуации подобное повышение равнялось отсрочке ставшего теперь гарантированным – смертного приговора. И пусть все приближенные к верхушке этой криминально-финансовой пирамиды, дрожали, зная о перспективах для своих ненаглядных тушек, вот только поделать никто ничего не мог. В полицию идти было бесполезно. Ибо возле неё-то и прикопают сами же сотруднички доблестных органов и не важно на входе в данное учреждение или на выходе из оного. Вот такой замкнутый круг. И коль уж Фёдор напророчил мне решение проблем в реале, то больше всего я хотел бы без риска для жизни выбраться их этого болота.

После полученных новостей, я был уверен, что заснуть не удастся. Какое там! Отрубился прямо в кресле. Благо хоть не проспал, но чувствовал себя хуже некуда. Не помогли ни кофе, ни контрастный душ. Всё-таки сказывались перенагрузки во время погружений в вирт, стресс, а тут ещё и ночь в неудобном положении.

В приёмной Горюнова я очутился за пятнадцать минут до означенного срока. Леночка, встретила меня радушной улыбкой, и на этот раз она была реальна и предназначалась именно мне. Усадив меня в одно из кресел в холле, девушка тут же вернулась с чашечкой кофе, и одарив меня ещё одной ослепительной улыбкой, походкой достойной подиума, удалилась на своё рабочее место. К слову сказать, сегодня никаких нездоровых фантазий в голову не закралось, наверное, сказывалось моё напряжение.

Минут через десять двери лифта, выходящие прямо в приёмную с тихим шорохом, разъехались в стороны, явив Горюнова, собственной персоной.



Марина Андреева

Отредактировано: 26.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: