Укради, заставь, убей, но реши. Или избавление от проблем.

Размер шрифта: - +

Глава 11 Гномьи просторы

Я весь дрожал от нетерпения к тому моменту, пока темнота и тишина не сменились гулом таверны. И сразу же заметил, что ко мне во всю прыть несётся молоденькая гнома.

– Чего изволите, сударыня? – проворно подбежав, вопросила она.

– Еды, – отвечаю и заметив непонимание на её лице уточняю: – Овощи, рыбу, мясо и поскорее!

С этими словами я скинул капюшон, осторожно вытащив запутавшееся в волосах пушисто-шипастое тельце. Стоило явить кроху на свет божий и гомон в столовом зале вмиг затих. Будто звук выключили. Все присутствующие, как один, смотрели на обвисшего в моих руках дракошу.

– Настоящий? – спросил кто-то.

– Игрушечный, – раздражённо рыкаю в ответ, пытаясь ощутить хоть какие-то признаки жизни и тут же вспоминаю о скиле «Святое лечение».

Не было никакой уверенности, что он поможет. Ведь истощение от голода – это не ранение. Но всё же попытался сконцентрироваться, что как оказалось совсем не просто сделать, когда волнуешься. Наконец-то, магия отозвалась и вскоре я ощутил, как она льётся мягким теплом из моих рук. Сначала ничего не происходило, и даже глаза защипало и заволокло пеленой слёз от мысли о том, что малыш погиб, но потом…

По таверне пролетел дружный вздох и чей-то шёпот:

– Он живой…

Шмыгнув носом, протёр глаза и тут же встретился с изумрудным взором пришедшего в себя Пушистика. Немалого труда стоило сдержать порыв и не затискать его насмерть. Внутри всё ликовало! Хотелось кружить в безрассудном танце, петь, кричать…

– Магия… это была магия… – так же шёпотом произнёс кто-то и по залу прокатилось шушуканье.

Но мне сейчас было всё равно. Перед глазами был только он, живой, пусть и голодный по-прежнему, что вполне поправимо, а всё остальное было не важно. Тем временем на столе очутилась миска с отварной, парящей до сих пор картошкой, тарелка с жареной рыбой, блюдо с мясом, хлеб…

Забыв о собственном голоде, хотя желудок и напоминал о себе громким урчанием, казавшимся оглушительным в воцарившейся здесь тишине, я первым делом отломил кусочек рыбки и скормил его малышу. Потом ещё, и ещё, и ещё… Вскоре он набрался достаточно сил, чтобы выбраться из моей руки и, поковылял по столу намереваясь самостоятельно продолжить трапезу.

– Госпожа магичка, – комкая в руках простенькую тряпичную шляпу, промямлил подошедший мужичок, вопреки ожиданиям, в этот раз это был не гном. – Вы уж не почтите за наглость, но можно вас попросить на мою жену взглянуть?

Приплыли. Не хватало мне ещё на жён чужих… тьфу ты, я ж женщина!

– А что с ней? – присоединившись к Пушистику и уплетая за обе щёки угощения, интересуюсь.

– Второго дня как слегла, – потупился. – Не ест, не пьёт, только причитает, мол помрёт скоро. А как же ей помирать-то? У нас деток четверо, младшенькому только-только три исполнилось. Куда ж мне одному-то с этими сорванцами да хозяйством управиться?

Странно с чего это она вдруг слегла. Мужик не старый, лет тридцать от силы. Мысль о заразе я отбросил, ведь если в доме помимо мужика этого ещё и дети, и не болеют, значит это или у неё что-то в организме или извне.

– А что случилось-то с ней? Отчего слегла? – уточняю.

– Так упала ж она, – отводя глаза говорит.

– Понятно…

Не знаю о чём он подумал, а я вот по его морде сразу понял, как именно она упала. И так как по жизни ненавидел мужиков, которые на бабу руку поднимают, то сейчас искренне придушить хотелось этого сморчка. Хорошо хоть врать не стал, что любит и жизни без неё не чает. Сказал, как есть: тяжко будет малых поднимать и хозяйство тянуть в одну лямку.

– Хозяюшка, – позвал я, заметив промежду делом, что та самая юная гномочка здесь всеми верховодит. – У вас комнаты свободной не найдётся?

– Найдётся, как же это не найдётся, – тут же засуетилась гнома. – Пойдёмте, покажу, выберите любую.

– Благодарю, но если можно немного попозже, и сколько с меня за это? – я окинул взглядом опустевшие тарелки.

– Так вам отдельно посчитать или вместе с постоем? – было видно, что она боится потерять клиента.

– Вместе с комнатой. Главное, чтобы вода была в купальне.

– Вода у нас всегда есть, – встрепенулась гнома так, словно я её обидеть чем-то попытался. – Как же это без воды-то?

Хм, то ли она не так меня поняла, то ли Тимофей перехвалил особенности своей таверны, и вода в доме – это норма повсеместная.

– А за постой двадцать серебра за сутки, – добавляет.

Во мне гном так и не умер, потому что сейчас он скрупулёзно пересчитывал цены в Эльфийских садах и здесь, выходило, что тут дороже ни много, ни мало на целых двадцать процентов. То ли это расплата за нанесённую неосторожным словом обиду, то ли и вправду цены здесь такие? Но за неимением выбора высыпал на стол монетки. Подождал пока Пушистик займёт своё излюбленное место в капюшоне, и взглянув на мужика приказал:



Марина Андреева

Отредактировано: 26.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: