Укради, заставь, убей, но реши. Или избавление от проблем.

Размер шрифта: - +

Глава 18 Последний бой

Долгожданная тьма пришла слава богу во время регена, а не боя. Настроение было дрянным и, если бы не память о том, что где-то есть девчонка, чья жизнь зависит от нашей встречи в вирте, я с превеликим удовольствием отказался бы от дальнейших погружений. Пусть не навсегда, но на время уж точно. Кому нужно такое развлечение, в котором вероятность потерять близких столь велика, а боль потери переносится ничем не легче реальной? Может и найдутся подобные извращенцы, но я явно в их число не вхожу.

Окончательно выбило из колеи отсутствие Валентина, к которому за время пребывания в вирте скопилось немалое количество вопросов. В тот миг, когда стянув капюшон вирткостюма, я узрел незнакомого низенького коренастого мужика с лысиной в полголовы, мне захотелось от всей души завыть.

– Где мой наставник? – излишне резко спрашиваю, с опозданием понимая, что прозвучало это грубовато, и сотрудник вирт-центра ни в чём не виноват.

– Валентина Павловича срочно куда-то вызвали, – пожал плечами незнакомец, даже и не подумавший обижаться на мой выпад. – Я его заменяю. Леонид, – после короткой паузы, представился он.

– Ну если замещаете, то вы-то мне и ответите: что происходит с персом после смерти?

– По-разному, – пожимает плечами. – Всё зависит от ситуации. Вернее, способа умерщвления, и условий воскрешения.

– Например? Какая вообще разница как он умер?! Какие вообще ситуации и условия могут быть?! – выпалил я заводясь.

– Ситуаций море и все так слёту не перечислишь, – отвечает и, видя, что я скоро уже накинусь на него, нехотя добавляет: – А условия… После смерти есть двадцать секунд на воскрешение. Повезёт, если рядом окажутся те, кто обладает соответствующим скилом или свитком, ну или можно успеть воспользоваться свитком самовоскрешения, путём его мысленной активации.

– А если ничего из перечисленного нет… – на одном дыхании произношу, ощущая, что сердце замерло в ожидании ответа.

– Штраф на десять реальных суток и воскрешение в центре ближайшей локации, – отвечает, а я одновременно ликую и волнуюсь.

Получается он оживёт! Но… У нас есть десять дней по два с лишним реальных часа на зачистку «приюта некроманта», что равно примерно месяцу в вире. Остаётся надеяться, что успеем, иначе Дерека порвут сразу же – в момент прогрузки персонажа и он ещё один штрафной срок схлопочет. Для обычного-то игрока сложно вынести такой срок, ведь Лероун сродни наркотику, а каково тому, для кого это единственный существующий мир?

– А если человек в коме… он… он не умрёт реально? – сбавив свой пыл с тревогой уточняю, а этот лысый коротышка лишь плечами пожимает.

К сожалению, больше ничего выведать у Леонида не удалось. В коридоре ко мне присоединился угрюмый Григорий, так мы и добирались до дома – молча, думая каждый о чём-то своём. Вечер также прошёл в молчании, а в моём случае – в ожидании наступления утра, когда можно будет покрошить очередную порцию нежити, подготавливая локу к возвращению товарища.

Следующие дни прошли как в бреду: Валентин так и не появлялся, Леонид под любыми предлогами уходил от необходимости отвечать на наши вопросы. Мы с Гришей входили в вирт, мочили не иссякающих монстров, ухаживали за малышкой, возвращались в реал, где ждали лишь очередного похода на Лероун. Под конец первого из погружения к нам наведался тот самый гном, который одарил меня этим треклятым квестом. Хотелось его прибить, но принесённая им провизия, которой неимоверно обрадовались Пушистик и Кара, немного смягчила мой нрав. Попытались расспросить и его, но что с НПС взять? Повздыхал, пожелал удачи и убрался восвояси.

Реальная жизнь совсем потускнела. Жили буквально от погружения к погружению. На второй реальный день после смерти Дерека, то есть к тому моменту это был уже одиннадцатый виртуальный день нашей затянувшейся битвы с монстрами в успевшей осточертеть локации, нежить в окрестностях границы наконец-то иссякла, что порадовало. Я-то уже начал бояться, что мобы хоть и являются квестовыми, но всё же респятся. И тогда… Во-первых, квест будет бесконечным, во-вторых, не удастся обезопасить респовый вход Дерека. Ведь не факт, что он войдёт прямо у нас на глазах, а разница даже в один час реального времени – это слишком много.

Продвижение вглубь территории шло медленно. Местами нас настолько рьяно атаковали, что казалось ещё немного, и мы повторим подвиг Дерека. Правда в нашем распоряжении оказались свитки самовоскрешения добытые некогда в кладах. Но их было мало, и ещё я очень опасался за не ведающую страха Кару, пытающуюся сражаться наравне со старшими. За это время мы успели привязаться к малышке, а кто знает, что случается с НПС после смерти? Воскресают ли? Или она сгинет бесследно, как обычный квестовый моб?

Выяснить что-либо не удавалось. Леонид по-прежнему разговорчивостью не отличался. Наш первый разговор был хоть и не длинным, но самым продуктивным, а потом он старательно уходил от ответов. То ли натура у него такая зловредная, то ли руководство запретило излишне распространяться? Ещё я пытался разузнать координаты для связи с Фёдором или Валентином, в надежде, что те прольют свет на интересующие меня вопросы. Но, увы, и в этом потерпел крах.

Третьи сутки с момента гибели товарища порадовали дружным аппом. Я успел достигнуть восьмого уровня. Статы подросли, облегчив нашу виртуальную жизнь. Решив не копить очки в сложившейся ситуации, я подкачал два скила: на хил, повысив объём восстанавливаемого ХР, и на борьбу с нежитью, в результате чего увеличился диапазон действия навыка. Гриша достиг седьмого уровня. Пушистик тоже успел аппнуться до второго и обрёл мегаспособности: восстановление здоровья и маны! Правда эти действия он мог использовать только по отношению ко мне, но и это выручало очень сильно. Зачистка территорий сразу же пошла шустрее.



Марина Андреева

Отредактировано: 26.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: