Укрощение строптивого

Размер шрифта: - +

Укрощение строптивого

- Вы отправляетесь на бой, - Учитель был как никогда серьёзен и деловит, - и я не могу пообещать вам, что вы вернётесь назад целыми и невредимыми.

Мяурисио вскочил на лапы, подтверждая свою готовность пасть смертью храбрых, но не отступить. А что я? А я откровенно трусил. Да, конечно, мне хотелось бы сказать, что я отважно попирал конечностями землю, на которой стою, держа хвост трубой, а уши – хищно, но притворяться и обманывать не в моих правилах. Я боялся, трепетал и не фигурально дрожал. Мне хотелось упасть пузом вниз, обхватить лапами голову и лежать так, пока все это не закончится.

Возможно, вы посмеётесь надо мной, но только потому, что вы никогда не слышали Монстра. Да-да, именно не слышали, потому что ни я, ни Маурисио, ни даже Учитель его не видели. Он настолько ужасен, что даже один только звук его приближения повергает в состояние близкое к обмороку. Это звуки самой преисподней. И нам не нужно видеть это существо, чтобы проникнуться тревожным предощущением надвигающейся беды. Хочется забраться в щель и выть, пока эти чудовищные звуки не прекратятся.

Монстр подл и хитер, он никогда не приходит тогда, когда его ждёшь. Он выбирает самые томные и ленивые дни, когда хочется греться на солнышке, сладко дремать и думать о сырокопченой колбасе. И вот ты лежишь, разнеженный, вольготный, твой сон - как хрустальное облако - плывет легко и невесомо. Как вдруг раздаётся злобный вой, который пробирает до самого естества, проникает в каждый уголок сознания. Сон уходит, на смену ему приползает липкий страх, а за ним - первобытный инстинкт - бежать, куда глаза глядят. И ты бежишь, забиваешься в самый дальний угол и не помнишь, ни мир, ни себя.

Иногда Монстр появляется где-то отдаленно, и его дикое рычание раздаётся приглушенно, и остаётся только молиться, чтоб он не учуял тебя; но порой Он как будто идёт по твоему следу - куда бы ты ни скрылся, он настигает.

При одном воспоминании о Монстре по моему телу прошла дрожь.

«Даже заключённым-смертникам положена последняя трапеза перед смертью! - подумал я, - Вот бы сейчас осетринки...»

Гильерьми! - Учитель, задохнувшись праведным гневом, прервал свою пламенную напутственную речь, которая длилась крайние минут десять и которую по обыкновению я пропускал мимо ушей, предаваясь размышлениям.

Как ты можешь в такой момент думать об осетрине?! - Мяурисио также пылал негодованием.

Очевидно, последнюю часть своей мысли я озвучил вслух...

Нет, ну серьезно. Можно я пойду поем? Уж если умирать, то точно не на пустой желудок! - мне предстоял бой с Монстром, поэтому возможная и весьма вероятная кара Учителя была уже не так страшна.

Учитель же, не сказав ни слова, обреченно махнул лапой, мол, горбатого могила исправит.

Я развернулся и потрусил домой - там меня точно ждал отменный ужин, который, я надеялся, все же будет не последним.

Через некоторое время меня нагнал Мяурисио:

Так как мы будем действовать? - мой брат был серьёзен и не типично для себя спокоен - не скакал вокруг меня, не держал хвост дыбом, не вертел головой в разные стороны. Мне стало понятно, что, не смотря на свою браваду, он тоже боится.

О чем ты?

Как мы будем побеждать Монстра?

В нашем дуэте Мяурисио - мышцы и силы, а я - мозги и ум, что в данном конкретном случае означало, что стратегию боя должен был разработать именно я.

Я на голодный желудок не соображаю, - честно признался я, - кстати, и тебе советую поесть, не известно, когда предстоит сражение.

На этот раз я оказался прав, как никогда: едва мы зашли в дом, как в его недрах услышали всё нарастающий гул адового воя - Монстр был уже там.

Чувство самосохранения сиреной засосало под ложечкой: бежать, бежать, не оглядываясь, бежать и прятаться. Мяурисио рядом также вжался телом в пол, зрачки расширены, уши прижаты.

Идём, - я собрал крохи храбрости по сусекам своей личности, - будем действовать по обстоятельствам.

Вопреки инстинктам и логике мы двинулись вперёд. Гул, заставляя всё внутри цепенеть, нарастал. Шаг за шагом мы двигались к своей скорой гибели, но уже не могли остановить этого движения.

Когда - мы это слышали и чувствовали - оставалось всего лишь завернуть за угол, чтобы увидеть Монстра, брат повернулся ко мне:

Я люблю тебя! Ты - мой брат и лучший друг. Я счастлив, что ты есть у меня.

Я бы непременно прослезился, но именно в эту секунду мы увидели Монстра. Он был не похож ни на что, что мне доводилось видеть в своей жизни.

Его тело было немногим более меня, особенно, когда я хорошо пообедаю, но было совершенно не ясно, где у существа лицо, а где - спина. Часть утробы Монстра была прозрачной, и сквозь его кожу можно было увидеть, как внутри кружится нечистая сила. Сверху на теле пылали две красные точки, и я понял, что это глаза, немигающе, грозные. Но самым ужасным было то, что создание неизвестно чьего злого гения имело всего одну конечность, которая возвышалась вверх и в сторону. Конечность завершалась утолщением, в котором я увидел отверстие, окружённое густыми то ли усами, то ли шерстью. Очевидно, это был рот...

Бррр...

Тем временем Монстр не двигался - видимо, затаился или готовился к прыжку, но вой, который он безостановочно издавал, был грозен и подавлял волю.

Внезапно я услышал воинственный клич:

У-мяу-у-у! - это Мяурисио бросился в атаку. Он нападал на врага яростно и метко. Его холка была вздыблена, а когти сверкали, как стилеты. Мой брат атаковал Монстра в прыжке и сбоку, отскакивал, налетал, бил, царапал, маневрировал.

Я же стоял, как вкопанный, от страха не находя в себе силы даже моргнуть, с ужасом осознавая, что все потуги Мяурисио никчёмны - они не приносят Монстру ни малейшего вреда.

Не знаю, долго ли бы я стоял так, но вдруг в комнату вошла Нянечка - мой самый большой друг и товарищ на всём белом свете. Она кормит меня и брата, ухаживает за нами, делает массажи и маникюр, расчесывает нам шерстку и чешет за ушами. Нянечка - не кошка, она из породы двуногих человеков. И хотя она всего лишь наша служанка, мы с Мяурисио любим её как члена семьи.



Еленка Смитенко

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться