Укроти мое сердце

Размер шрифта: - +

Глава 6

Во время следующих репетиций мне волей-неволей пришлось познакомиться и с другими участниками труппы. Кроме дрессировщика Хана (он же директор цирка и капитан корабля), первого помощника — клоуна Анкора и акробатки Крис на борту находилось еще три инопланетянина.

Двое, Рин и Амула, — супружеская пара зеленокожих карликов. Они выступали со стаей ручных ящериц. К последним относились как к домашним любимцам на моей родной планете. Что-то вроде ласковых кошечек или собачек, правда с шершавой кожей, острыми мелкими зубами и перепончатыми лапками.

Третьим был жонглер Ирон. При первой встрече здоровяк-циклоп порядком напугал меня. Но первое впечатление оказалось обманчивым. Из всей команды он единственный обращался со мной как с равной и не выказывал презрения.

На борту Ирон также выполнял роль местной швеи и чернорабочего — латал порванные костюмы, чинил реквизит, устанавливал освещение.

— У меня создается впечатление, что ты специально портишь вещи, чтобы получить возможность сходить к Ирону! — заявил Хан, когда в который раз обнаружил дыру на моем костюме.

— Это только предположение, — соврала я.

И не сказала, что за несколько часов до репетиции терла ткань костюма об угол стола до тех пор, пока она не разошлась. Понимаю, врать нехорошо, но под другим предлогом покидать каюту мне не разрешали.

Репетиция только что завершилась, но Хан все еще стоял посреди арены, зажав в руке кнут. Я же удобно расселась прямо на полу, повернув ногу так, чтобы директор цирка непременно заметил дыру на костюме.

— Через трое антэрианских суток мы прибудем на Ламо. Тебе предстоит впервые выступить перед публикой, — напомнил Хан. — Нашла время для озорства…

Он покачал головой, а я улыбнулась. Кошкам положено капризничать и проявлять характер. Назвал Пантерой, вот и получай отклик.

— Этого времени предостаточно, чтобы вернуть костюму идеальный внешний вид, — промурлыкала я. — Ирон непременно справится. Заодно распустит вытачку на груди — жмет ужасно.

Антэрианские сутки равны тридцати земным часам — я успела запомнить. И привыкнуть. Спасть по семь часов в день и тренироваться по двадцать семь не так уж сложно, если постараться. Но от пары часов в обществе Ирона не откажусь. Лишняя передышка и разговор по душам всегда кстати.

Хан сложил кнут и двинул ко мне, не сводя взгляда с груди. Кажется, он впервые заметил, что она у меня имеется. И, видимо, удивился.

Несмотря на ежедневные тренировки, я слегка набрала вес и округлилась в нужных местах. На лицо вернулся здоровый румянец, волосы стали блестящими, точно шелк. Словом, организм избавился от урона, нанесенного осьминогами-похитителями. Я расцвела и окрепла, точно яблонька весной.

Хан навис надо мной и глубоко вздохнул. На секунду блаженно прищурил глаза.

Ну да, пахло от меня теперь тоже хорошо. Ирон одарил меня моющим гелем с нежным запахом зелени и цветов.

— От тебя исходит аромат лугов Келии, — прошептал Хан.

Сказать, что его тон меня ошарашил — значит, промолчать. Получить комплимент от сурового дрессировщика так неожиданно. Наконец-то он понял, что я не животное, а женщина. Способная привлечь внимание противоположного пола. Даже инопланетянина!

Воодушевившись успехом, я выпятила грудь. Так резко, что ткань костюма едва не разошлась по швам.

— Видишь, как туго, — мой голос подрагивал от едва сдерживаемого смеха.

Хан притворился, будто ему что-то попало в глаз: заморгал часто и отвернулся. На секунду позабыл, что дрессировщик не должен терять зрительного контакта с подопечным.

— Хорошо, провожу тебя к Ирону, — сдался он окончательно. — Только недолго. До выступления номер должен быть отрепетирован до мельчайших деталей.

Я вскочила на ноги и подавила инстинктивное желание поблагодарить. Пантерам не положено мурлыкать, как домашним кошечкам. Так что придется остаться горделивой и отстраненной.

— Зачем провожать, дорога мне известна, — сообщила я, избегая смотреть на Хана.

Что и говорить, хорош. Высокий, крепкий, мускулистый. От него так и веет силой и мужеством. Настолько, что в последние дни я пару раз ловила себя на том, что раздеваю его глазами.

Наверное, мы проводим вместе слишком много времени. За неимением вариантов мое тело восприняло его как объект сексуального желания. И протестующий вопль рассудка тому не помеха.

— Ты же знаешь, что я не позволяю тебе передвигаться по кораблю самостоятельно, — напомнил Хан.

Он тоже совладал с собой и теперь отчитывал меня, точно нашкодившего котенка. — Не пытайся мной манипулировать, не получится!

— Помню, — кивнула я. — Но вдруг передумал…

— Своих решений не меняю, — сообщил Хан. Взмахом руки указал на выход: — Иди впереди.

Дорогу до каюты Ирона я выучила, как свои пять пальцев. Следовало пройти мимо общей столовой — в которую меня ни разу не пригласили, миновать закрытый загон с ящерицами. Свернуть налево, пройти мимо двери каюты Рина и Амулы.



Соловьева Елена

Отредактировано: 08.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться