Укротить Чудовище. Пробуждение

Глава 7

 

Дезире

Ради визита дорогого гостя я заранее заварила лучший чай, какой только нашла среди запасов и в закромах, достала из буфета и вымыла до блеска чайный сервиз, лично подмела гостиную и наскоро смахнула с предметов обстановки пыль. Отправить на уборку умертвие я не решилась – мало ли, как говорится? Вдруг постояльцы наши наткнуться ненароком на бедного мертвеца и что тогда? Хорошо, если это будет Фреа – авось, дело ограничится визгом и успокоительными каплями, а если, не дайте боги, Катерина? Боюсь, со старшей Ренье станется закатить скандал с настоящими громом и молниями, а после действительно нажаловаться отцу.

Саффрон наотрез отказалась делиться пирожными, заявив, что и гости Мортона, и сам некромант вконец обнаглели со своими дурацкими требованиями и попытками лишить её последних радостей в жизни, поэтому пришлось разложить по вазочкам конфеты и обычное печенье. Выходить к Строму Саффрон тоже не собиралась, на мою просьбу составить мне компанию проворчала, что у её народа с каменными никогда не было ничего общего и что добропорядочная девица из элле, если ей репутация дорога, не останется в одном помещении с самцом горгульи. Дескать, все они хамы, охальники и грубые мужланы, спящие и видящие, как бы лишить девушек-элле чести.

Ну да, а Саффрон у нас – образец чистоты, непорочности и всех известных добродетелей.

По такому случаю я даже надела длинное белое платье, более приличествующее леди моего положения и времени суток, и заколола волосы в строгий пучок. Правда, если Стром имеет полезную для агента привычку обращать внимание на мелочи, в том числе на внешний вид собеседника, то сразу смекнёт, что дело-то нечисто. Ладно у Блайски я была в вечернем наряде, как положено, но в остальных случаях горгул видел меня в штанах и блузке, одетой максимально просто и незатейливо.

Да и признаться, мысль, что придётся врать Строму в лицо, почему-то вызывала неловкость, неприятие, как бывало, когда возникала необходимость лгать близким людям.

«Звёзды» Фабиан и Мортон отогнали за дом, дабы отсутствие одной не так резко бросалось в глаза – все на ремонте, мол, и Фабиан вместе с ними за компанию. Девицы Ренье с кузеном вряд ли станут спускаться и развлекать гостя, так что к назначенному часу я осталась в гордом одиночестве, нервничающая, словно перед экзаменом.

Ещё записка эта с извинениями. Понимание, что с утра пораньше горгул заходил в мою комнату, пока я спала. И, что совсем уж было лишним и совершенно неуместным, всякие размышления о крылатых извращенцах, подглядывающих за безмятежно спящими девами, и прочих непристойностях. Всё из-за Саффрон! На кой она сказала, что горгулы якобы сексуально озабоченные? Они же не инкубы, в конце-то концов!

Стром оказался на диво пунктуален. Ровно в двенадцать дня раздался стук в дверь парадного входа, и я отправилась открывать.

И впрямь неловко.

Мы рассыпались во взаимных приветствиях, улыбаясь друг другу с чрезмерным старанием, отчего от этаких слегка перекошенных оскалов издалека веяло вымученной фальшью. Следуя инструкции, я проводила Строма в гостиную, сказала, что сейчас позову Мортона, вышла, поднялась на второй этаж, постояла там несколько минут и спустилась обратно. Вернулась в гостиную, сообщила, что Мортон в лаборатории, но вот-вот отвлечётся от очередного крайне важного опыта и почтит своим вниманием того, кого же сам и пригласил, а пока, если Стром не возражает, я могу принести чай. Притащила с кухни заранее подготовленный поднос и горгул немедленно бросился ко мне, поднос забрал и поставил на кофейный столик. Я поблагодарила за помощь – чую, губы уже сводит от этой слащавой неестественной улыбочки, – и занялась разливом чая по чашкам. Мортон заверил, что обоняние у горгулий немногим лучше, чем у людей, – всё же они не оборотни в полном смысле этого определения, – зато зрение хорошее и слух отменный, однако в человеческой ипостаси органы чувств притуплялись, не позволяя в точности понять, кто где находится в достаточно просторном старом особняке.

Предложив на выбор конфеты и печенье, я присела на край кресла, взяла свою чашку и сделала глоток душистого напитка в стремлении занять руки и скоротать время. Сколько Строму потребуется минут, чтобы сообразить, что некромант решил его обмануть? Пять, десять? Или мне всё-таки удастся выторговать искомые полчаса?

И стоит ли уточнять, что извинения приняты?

Стром отпил немного чая, оглядел гостиную, чей унылый подзапущенный вид не могли скрыть даже мои попытки навести порядок и придать хотя бы каплю респектабельности.

– Леди Грейн…

– Пожалуйста, зовите меня Дезире, – перебила я, пытаясь потянуть время. – Вы же не возражаете?

– Нет, что вы. Я не возражаю. Совсем. Так как скоро спустится лорд Данмар?

– Сказал, через пару минут. Ох уж эти опыты, верно?

– Лорд Данмар сам пригласил меня и сам назначил время, – в голосе собеседника послышался упрёк в адрес недобросовестного некроманта. – Не слишком-то это вежливо, приглашать гостей и не планировать свой день так, чтобы в указанное время иметь возможность уделить им своё внимание.

– Только если речь не идёт о Мортоне.

– Леди Грейн… то есть Дезире, – Стром поставил чашку на столик, и я заподозрила, что операция, кажется, вот-вот с треском провалится.



Серина Гэлбрэйт

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться