Укротить Чудовище. Пробуждение

Глава 8

 

Дезире

Ром оказался пунктуален, словно хорошо отлаженные часы. По моим ощущениям, едва ли прошло пятнадцать минут, прежде чем горгул вернулся на развалины. Судя по всему, в деле о транспортировке и перепоручении бессознательной Фреа родственникам Ром преуспел куда больше, нежели я в поисках Мортона.

Валявшиеся повсюду камни разного размера – от россыпи совсем мелких, покрывавших тонким слоем почти весь двор, до грубо обработанных валунов, оставшихся могильным курганом в память о замке, – и расколотые, будто вспученные плиты существенно затрудняли передвижение. Дурацкая длинная юбка мешалась даже будучи задранной выше колен, лёгкие домашние туфельки норовили пасть смертью храбрых среди этих каменных холмогоров, а призывать стихию для полного охвата и изучения территории было банально страшно. Так-то энергия источника успокоилась, более того, основная её часть ушла на срыв печати, остаточный выброс удержал контур, но… какое-то количество всё равно есть и будет ещё в течение некоторого времени, пока не рассеется окончательно. И тревожить только-только притихшую силу не хотелось совершенно. Одно дело перемещения горгульи и совсем другое – прямые ведунские призывы.

Признаться, я надеялась, что, вернувшись, Ром поможет мне с поисками. В конце концов, у него крылья есть, и он может быстро осмотреть территорию с высоты, да и физически он много сильнее, я-то тут далеко не каждый камень могу перевернуть, не говоря уже о разборе завалов. Но горгул выслушал мои доводы, покачал головой, молча подхватил меня на руки, как Фреа до того, и переместился.

Возмутиться я не успела.

Начать ругаться тоже.

Серая пустота между гранями миров сменилась знакомой обстановкой моей спальни. Из-за закрытой двери доносились шаги, характерный перезвон стеклянной тары, громкие голоса и брань, кажется, в исполнении Катерины. Ром же усадил меня на край постели, склонился, провёл кончиками пальцев возле моего лица, проверяя общее моё состояние.

– Всё в порядке, – констатировал и так, в общем-то, очевидное. Выпрямился, внимательно посмотрел на меня сверху вниз. – Дезире, тебе надо переодеться во что-то более удобное, выйти к остальным и подробно рассказать, что произошло. Моё удостоверение агента ДГИ ни на кого в этом доме не производит необходимого впечатления…

Что, собственно, неудивительно. Фабиан недолюбливает вышестоящие авторитетные организации, Катерину наверняка больше заботит состояние сестры, чем какая-то «корочка», да и, подозреваю, адепты вестральского корпуса испытывали куда меньше пиетета перед Департаментом, нежели мы.

– …а настаивать, требовать подчинения и грубить я не хочу. Тебя им придётся выслушать в любом случае.

– А как же Мортон?

– Я вернусь на объект и поищу лорда Данмара, заодно проверю состояние источника. Если я найду его, живого или мёртвого, то перенесу сюда, в особняк. Не беспокойся, что бы там ни говорил лорд Данмар, у меня нет причин избавляться от него или, тем паче, от его тела. Ты поняла меня?

Я кивнула.

– Хорошо, – Ром отступил на шаг и исчез.

Я дала себе две минуты на передышку, затем переоделась в более привычные штаны и старую блузку – натягивать свежие вещи не хотелось, а на душ в ближайшее время рассчитывать не стоило, – наспех расчесала волосы в безуспешной попытке избавиться от пыли, словно въевшейся в пряди, и вышла из комнаты.

Да-а, даже странно, и как только Рома тут не убили, едва он появился с бесчувственной Фреа на руках?

И не убьют ли меня, пусть даже и из самых благих побуждений?

Дверь спальни девиц Ренье открыта нараспашку. Фреа, по-прежнему без сознания, лежала на кровати, Элан, прикрыв глаза, сидел рядом и держал кузину за руку, пока бледная горничная промокала лоб девушки влажным полотенцем. Катерина коршуном кружила вокруг постели и спорила с Фабианом, приятель, судя по раздражённому, нетерпеливому выражению лица, не знал, за что хвататься в первую очередь – то ли присоединиться к оказанию помощи Фреа, то ли организовать спасательную экспедицию за Мортоном. Саффрон среди присутствующих нет, похоже, элле сочла за лучшее не вмешиваться в дела простых смертных.

Моё появление вызвало смешанные чувства.

Фабиан с искренним облегчением в глазах шагнул мне навстречу, горничная уставилась со священным, суеверным ужасом человека, впервые столкнувшегося лицом к лицу с неоспоримым проявлением божественной воли. Катерина же, оттолкнув Фабиана, метнулась ко мне, словно вышеупомянутая хищная птица, и засыпала вопросами. Как могла я постаралась ответить на все – ну, или хотя бы на большую часть, – и заодно вкратце рассказала, что произошло на развалинах. Наверное, если бы я сейчас сообщила, что у Фреа есть гарем из мужиков, и она тайком развлекается со всеми ними по очереди и с несколькими разом, это и то вызвало бы меньший ажиотаж. Во всяком случае, заявление про сдерживающую печать и возможную одарённость Фреа вызвало у её родственников бездну недоверия, вполне закономерное недоумение и реакцию в стиле «ты лжёшь, потому что будь это правдой, мы бы точно знали». И только Фабиан не особо удивился.

Демоны побери, да он знал!



Серина Гэлбрэйт

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться