Укротить Чудовище. Пробуждение

Глава 4

 

Фреа

Пальцы сжимаются невольно, и золотая оправа камня впивается в кожу. Я отступаю на шаг, едва ощущая боль, замираю, пытаясь сдержать дрожь.

Нынче времена не те, что были прежде, даже когда я была ребёнком. Нынче только невежды деревенские да жители глухих провинциальных городков полагают себя высшей разумной расой под этим солнцем, созданной по образу и подобию богов наших, а мир, в котором они живут, – единственным на целом свете, как бы далеко ни простирались его границы. Но всякому образованному человеку известно, что в нашем мире существуют представители иных рас и народов, а сам мир не единственный.

Огненный мир демонов.

Воздушный, населённый удивительными существами из человеческих сказок и легенд.

Железный, таинственный, непостижимый, тоже принадлежащий людям.

И наш Деревянный.

Говорили, что есть и пятый мир, тесно связанный с нами, – мир духов и астральных сущностей, но он, как сказывали, нематериален и оттого живым нет туда дороги.

Железный же выделяется среди прочих тем, что оттуда к нам поступает – чаще всего, нелегально, – множество товаров и вещей, знаний и веяний, порою сверх меры завладевавших умами юных.

– Она не из Железного, – точно подслушав мои мысли, произносит Фабиан. – Технологический прогресс их, бесспорно, давным-давно обогнал наш, однако в плане магии продвинулись они не сильно, да и люди там живут такие же, как здесь. Иными словами говоря, человеческая поделка остаётся человеческой, в каком бы мире ни родился собственно человек. И у каждого профессионального мастера кристаллов со временем и опытом складывается свой… почерк, если хотите, по которому можно определить, чьей руке принадлежит тот или иной зачарованный камень, артефакт или амулет. Большинство ведунов других направлений… особенно бедолаги широкого профиля… его даже не замечают, но мы буквально чуем. Так вот, милая леди, я не знаю того, кто хотя бы в теории мог изготовить ваш амулет. Мне незнаком этот почерк.

Заставляю себя дышать ровно, смиряю волну паники, застарелого ужаса.

Ужаса, что преследовал меня в давних снах.

– Полагаю, вы знаете всех мастеров кристаллов нашего мира? – уточняю с каплей насмешки. – И Железного тоже?

– Не знаю, – Фабиан не спорит, чем немало удивляет меня. – Вряд ли кто-то вообще может похвастаться столь обширными познаниями. Дело не в этом. Ваш амулет делал нечеловек. Вам это трудно понять, но я просто чую, знаю, вижу, что данный амулет – продукт нечеловеческих рук.

 

– …Второе?

– Уверен? Вещь тонкая и непредсказуемая, стопроцентной гарантии здесь никто не даст…

– Я не сомневаюсь в твоём мастерстве. И я не желаю повторения…

 

Я помню.

Праздник в честь моего восемнадцатилетия. Глупое предложение Уэлси и его отвратительный поцелуй. Падение в реку.

Горгул по имени Ром.

И беловолосый демон, спокойно беседующий в библиотеке с моим отцом.

Пожирающий жизнь, как называли их люди.

Я не думала, не желала думать, что может связывать папу с демоном, тем паче, таким. Я постаралась забыть и об увиденном в тот вечер, и о демоне, и о коробочке, переданной им отцу. Она мала, квадратной формы, что в ней, столь крохотной, могло быть?

– И что конкретно амулет должен скрывать на вас? – продолжает Фабиан, не замечая охватившего меня смятения. – Он ведь именно скрывает нечто, а не прикрывает вас саму от поисковых заклинаний, например…

После меня почти год мучили кошмары. Снова и снова я переживала тот страшный сон, то отравляющее чувство беспомощности, бессильного, сводящего с ума ощущения, будто я и впрямь заперта в собственном, не подчиняющемся мне теле. Вновь и вновь я видела беловолосого демона, его простёртые надо мною руки с чёрными когтями, вновь и вновь задыхалась от боли и страха, не способная сделать ничего. Я просыпалась в поту, с криками и затем долго не могла сомкнуть глаз, мне мерещилась высокая фигура демона в каждом углу, в каждой неверной ночной тени. Когда отец узнал о кошмарах, то предложил найти специалиста по исцелению разума и души, даже если бы потребовалось привести его из другого мира, однако я наотрез отказалась. Соврала, что мои сны того не стоят, что это лишь глупые детские страхи, что я скучаю по сестре, и только. И вскоре кошмары эти оставили меня.

Я забыла.

По крайней мере, не вспоминала.

До сего момента.

– Возможно, углублённая диагностика вас без амулета даст больше информации…

– Нет!

Фабиан снова оборачивается ко мне, смотрит прямо, изучающе.

– Никакой диагностики, – поясняю я и отступаю ещё на шаг, словно ведун может вскочить и броситься ко мне с этой своей диагностикой сию минуту.



Серина Гэлбрэйт

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться