Укушенная

Размер шрифта: - +

Глава 11

«Тень»

Ночь и день я провела в доме Тома. Придя в себя, парень не знал, что делать. Он словно сумасшедший носился по дому, закрывая окна и двери. Не зная, что я и так находилась внутри. Парень бормотал проклятия и его беспрерывно трясло. Став, можно сказать, тенью, я молча наблюдала за ним.

Достав бутылку из родительского бара, залпом выпил добрую порцию виски. Вооружившись ножом и фонариком, он расположился в холле поближе к двери у лестницы. Завернувшись в плед, он ждал моего появления.

Пока он там сидел, я обыскала его комнату. Так и не нашла ничего стоящего, кроме порно журнала под кроватью, приклеенного скотчем к матрасу. Умно.

Я хотела только одного – добраться к Энди. Каким же будет его лицо, когда он увидит меня. В этом деле главное – не спешить. Да и мне некуда торопиться. Как-никак, у меня теперь столетия впереди. До рассвета оставалось немного. Пришлось спрятаться на чердаке, в груде хлама до, наступления темноты. За это время могло произойти что угодно. Вплоть до того, что Том начнёт рыскать по дому.

Очнулась я с чувством страха. Снова напомнили о себе воспоминания. Тряхнув головой, отгоняя всё плохое, прислушалась. В доме стояла тишина. Меня это удивило. Приподнявшись на локтях, я сосредоточилась на том, что меня окружало.

Где-то неподалёку жужжала муха, с улицы доносились звуки ночи. У дома остановилось машина, хлопнула входная дверь, кто-то громко пробежал по лестнице наверх. Снова хлопнула входная дверь, послышались голоса. Говорил мужчина, женщина отвечала. Значило, что предки Тома вернулись. Затем я услышала голос Тома: «Я к Энди! Скоро вернусь».

Откинув в сторону коробку, я мигом оказалась на ногах. Тряхнув волосами, прильнула к окну. Парень торопливо зашагал в сторону дома Энди. Это шанс – разнюхать всё вокруг. Приоткрыв окно, я вылезла наружу, уже не обращая внимания на высоту и опасность. Оставив открытым окно, я спрыгнула на землю и тут же скрылась в темноте. Обождав немного, пошла следом за Томом.

Он шёл быстро, то и дело оборачиваясь на ходу, сжимая что-то в руке. Я не могла разглядеть, что именно. Оставаясь на приличном расстоянии, старалась держаться в тени. Показался дом Энди. Парень стоял на крыльце, поджидая своего друга, а рядом с ним крутилась Ширли.

Затаившись в кустах поближе к дому, я прислушалась. Очень хотелось знать, о чём будут говорить. О ком будут говорить...

Том, подойдя к Энди, протянул ему... Мешок. Зачем он им в такое время? Ширли негромко заговорила:

– Это бред, Том. Ты с ума сошёл! Я не пойду туда, чтобы проверить твои фантазии.

– Я говорю, что видел её живой! – Возразил парень, вновь оглянувшись.

– Ты параноик! Энди, я же говорила тебе, что он бредит, – заговорила Бенсон на повышенных тонах, продолжая нервно наматывать круги.

– Том, ты уверен? – Серьёзно спросил Энди.

– Да. Я не успокоюсь, пока сам не увижу, что она ещё там. И мертва.

Они говорили обо мене. Я не смогу пойти за ними следом, иначе придется пережить всё, что было…

– Энди, ты идешь сам. Мне наплевать, жива она или нет. Приснилось, я же говорю тебе. Твоему дружку приснилось.

Развернувшись, Ширли торопливо зашагала к своей машине. С минуту они смотрели ей в след, а я на них. Обдумывала свои дальнейшие действия: за ними идти мне хотелось. Оставалась Ширли. Интересно, была ли она в тот момент? В момент моей смерти. Может, и не была, но безусловно, знала что произошло.

Поднявшись на ноги, я побежала следом за автомобилем подружки Энди. Бежать не пришлось долго, как её машина остановилась у дома.

Ширли и Давид Банион? Что-то новенькое. Не спорю, он красавчик. Как же Энди? Вот стерва! И сюда влезла.

Посигналив два раза, она вылезла из машины. В окнах дома горел свет, слышалась музыка и звук включенного телевизора. Я почувствовала в доме присутствие всех членов семьи. Парень вырос в семье среднего класса.

Давид родился средним сыном, и, пожалуй, самым красивым из своих пяти братьев. Девушки сохли по нему еще, наверное, со средней школы.

Я вспомнила, как грязно он меня лапал. Мне хотелось изуродовать его ангельскую внешность. Выдрать светлые, почти золотые цветом волосы, и выцарапать небесно-голубого цвета глаза.

К Ширли неторопливо подошёл Давид. Обняв парня, она что-то прошептала ему на ухо. Он поцеловал её в ответ.

У бедняжки Энди появились рога. Разумеется, он ничего не знал. Ширли водила за нос кого могла. Отстранившись от Давида, Ширли сказала:

– Поехали на заброшенный торговый.

Я знала, где он находился. Десять лет назад он сгорел. Никто не понимал, почему это случилось. Супермаркет на улице Грейд. Там обычно собирались компании, в том числе и местные готы и прочие субкультуры. Что они там забыли?

Машина понемногу отъехала. Я не спешила бежать следом, так как знала туда путь намного короче. Развернувшись, я не спеша пошла напрямую, через дворы. Меня уже не заботило, что ступаю босыми ногами по листве, камням и мокрой земле. Мне начинала нравиться та сущность, которой я стала. Я могла запросто отомстить, ведь имела силу. Пугало одно: что нужно где-то прятаться днём. На одном месте находиться опасно.

Голод – ещё одна причина, о которой мне не хотелось думать и вспоминать. Не желаю становится подобно монстру. В лицо подул ветер, принося с собой запах осени. На миг задержавшись, я вдохнула на полную грудь, чтобы запоминая все запахи. Запомнить прекрасное мгновение. Раскинув в стороны руки, я начала танцевать посреди чьего-то двора под музыку, что доносилась из дома. Заводные ритмы Chris Isaak, под песню «Wicked Game».

Негромко рассмеявшись, заметила в окне удивленное лицо мужчины. Махнув ему рукой, с лёгкостью запрыгнула на деревянный столик, всё продолжая извиваться телом под мелодию.



Инна Жугинская

Отредактировано: 14.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться