Улей. Отверженная

Глава 5

Глава 5. Предатель

Мне не раз говорили, что у меня поразительно крепкие кости, особенно череп. Но вода и камень точит. Если получать по одному и тому же месту с завидной регулярностью, то обязательно наступит момент, когда самые ярые сплетники промолчат. Ведь о мертвых в Улье не говорят.

— Лежи. — На лоб положили что-то холодное.

Я не мертва?

— Да ты еще поставишь рекорд среди долгожителей Улья.

Не хочу.

Взгляд отказывался фокусироваться. Вместо лиц передо мной прыгали неразличимые пятна.

— Где Четвертый? — Из горла вырывался хрип. — Пусть он добьет. У него получится…

— Ты уверена, что хочешь именно меня видеть на предсмертном одре?

Все-таки предсмертном?

— Четвертый, отставить! Твои шутки неуместны. — Громкий голос Командира заставил неприятно поморщиться. Судя по всему, он находился в непосредственной близости от меня.

— Что происходит? — Я чувствовала, как пухла от мыслей голова. Казалось, что она вот-вот взорвется.

Кто-то обнял за плечи и посадил, заставив окончательно вернуться в реальность. Почти со всех сторон давили каменные стены, и лишь впереди зияла дыра — выход из туннеля, к Пристани, на волю. И мне так хотелось туда попасть! Только я мечтательно подумала о том, как было бы здорово залезть на вершину Гиганта и, сорвавшись с края, пережить секунды свободного падения, а после резко взмыть ввысь, расправив крылья… как передо мной крупным, давящим силуэтом нарисовался ведущий разведчик. Сбоку обнаружился Док, который тут же подсуетился, уколол мою руку шприцом и сунул под нос фляжку с водой. Волчонок подпирал стену с другой стороны и выводил длинным прутиком какие-то символы на полу, покрытом слоем грязи.

— Где Кир?

Я обернулась, андроида не было видно поблизости. Несмотря на небольшое помутнение картины, транслируемой головному мозгу, туннель просматривался насквозь.

Док не глядя мазнул место укола спиртом, хоть в этом и не было необходимости. Кожа моментально срослась, не оставив даже следов в виде выступивших капелек крови. Вероятно, находясь под воздействием некой внутренней установки, ученый продолжил меня «лечить» и невозмутимо наклеил пластырь, промахнувшись на пару сантиметров выше обработанного участка.

После манипуляций Дока, Командир дал ответ на мой вопрос:

— Не беспокойся. Четвертый ликвидировал его.

— В каком смысле?

Ники никак не могла взять в толк, что за странный термин «ликвидирован», как его могли применить к ее мужу, хоть и не настоящему, но оттого не менее родному.

— У твоего… гм… андроида оказалась на удивление тяжелая рука. Ты еле выкарабкалась.

Вот она, еще одна месть Королевы.

— Док пытался его отключить, но не смог добраться даже до аккумулятора…

Алая, горькая, со вкусом предательства.

— …Могли слететь настройки или спечься мозги из-за излучения барьера. Не расстраивайся, сделают тебе еще одного. Доработают старую версию, будет еще лучше!

— Кого просить? — прохрипела я, чувствуя, как горло сжимает спазм, а внутри зарождается буря. Именно последняя одним рывком поставила меня на ноги.

— Все заявки идут через Правящий Совет, конечно же. — Не спуская с меня глаз, Командир тоже поднялся.

— Док, скажи, кто его сделал? — Повернулась к ученому. — Ты хоть и косвенно, но участвовал в сборке.

— Я не вправе разглашать… — завел тот старую пластинку, но тут же поперхнулся, схваченный за горло и прижатый к стене.

— Зато я имею полное право выяснить, кто решил меня убрать. — Не шепот, скорее шипение.

Вживленный в чужое тело материал вспомнил руку хозяина и потянулся ко мне.

— Отвечай!

Судя по каменному выражению лица, Командир знал мои действия наперед. Он не поощрял их, но и не запрещал, стоял в стороне и наблюдал за нами. Очевидно, решил, что два безумца разберутся сами.

— Не знаю. — Док упрямо замотал головой, не оказывая никакого сопротивления.

— А я, кажется, знаю! — вдруг раздалось за спиной.

И тут, прокручивая в голове знакомство Волчонка с нашей разведгруппой, я вспомнила один момент, который определенно насторожил бы меня ранее, не будь Ники так погружена в мысли личного характера. Недорослик до смерти испугался ученого, но не удивился встрече с Киром, что означало — он видел их обоих прежде.

Тяжелый взгляд Дока был брошен мимо моего плеча. И стали в нем было столько, что парень закашлялся и потупился. Разжав руку на горле, некогда собственноручно восстановленном, я обернулась.

— Рассказывай.

По мере моего приближения Волчонок пятился. На его лице мелькала целая радуга эмоций: щенячий восторг и одновременно испуг, чувство собственной значимости и заискивающее благоговение. Он отступал до тех пор, пока не уперся спиной в грудь ведущего разведчика.

— А что мне за это будет? — Отскочив в сторону, подальше от Четвертого, он не заметил, как попался прямо мне в руки.

Я встряхнула его за рубаху, благо он был одного роста со мной и примерно такого же телосложения.

— Гораздо результативнее пройдет наш диалог, если я скажу, чего тебе за это не будет.

Левая кисть с помощью силы видоизменилась в жало. Тонкое и острое, оно нацелилось на синюю вену, проступающую на худой цыплячьей шее. Кровь в артериях пульсировала в такт учащенному дыханию. Сладко запахло страхом и… предвкушением?

— Я наслышан, что разведчики могут соревноваться с палачами из Лабиринта в искусстве пыток. Потому… — Он сделал паузу. — Давай по-хорошему.



Алёна Лужанская

Отредактировано: 06.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться