Улей. Отверженная

Размер шрифта: - +

Глава 10

Глава 10. Королева

Я долго не сводила взгляда с потухшего экрана, пока Четвертый не закрыл браслет своей большой пятерней.

— Она настоящая?

Королева на лицо была моей точной копией. Я смотрела на нее и видела отражение своих былых амбиций. Мечты сбылись в самом извращенном виде.

— Более чем, — мрачно ответил разведчик.

— Кто тогда я?

Он странно покосился на меня и промолчал. Выругавшись, я полоснула удлинившимися когтями по тыльной стороне ладони. Кожа натянулась и лопнула, по локтю потекли струйки крови.

— Что ты делаешь?

Четвертый попытался перехватить мою здоровую руку, но я отскочила и, упорно стиснув зубы, продолжала ковырять раны.

— Прекрати! — Нашел кому приказывать. И рычит так страшно, до мурашек прямо. Однако дрожь охватила тело совсем по другой причине…

— Идиотка ты, Вторая!

Наконец, сняв верхние слои, я добралась до костей. Вот они, миленькие! Белые, не металлические.

— Я тоже… настоящая, — выдохнула с немалым облегчением, но тут же подобралась. — Как это возможно? Не понимаю.

— Они объяснят. — Увидев несколько точек, черневших ровным клином в утреннем небе, Четвертый помрачнел еще больше. — Раз летит конвой, значит, новости плохие.

Я насчитала десяток разведчиков, приближавшихся к нам, и неспешно принялась натягивать свою изрядно потрепанную служебную форму.

— Послушай. — Он встряхнул меня за плечи. — Я понимаю, что ты сейчас немного не в себе от свалившегося объема информации…

— О, как раз сейчас я полностью в себе.

— Это прекрасно! Если хочешь выйти из игры живой, никому об этом не говори. Ты не Вторая по Силе в Улье и не потомок Первой Сотни, ты всего лишь Ники, горюющая от бегства своего горячо любимого и непутевого муженька. Поняла?

От тряски голова болталась как на шарнирах. Четвертый снова перемешал с трудом разложенные по полочкам воспоминания.

— Да хватит уже! Монеты из меня не высыплются.

Я не могла понять, что к нему испытывала. В данный момент из всех противоречивых чувств на первый план выступило раздражение. Оно даже перекрыло физическое влечение, доминировавшее последние несколько часов. Четвертый мог остановить меня еще в самом начале, задушить крамольные мысли на корню, но почему-то не захотел, не вмешался, не отговорил. Поступи он иначе, не было бы повода сейчас разыгрывать волнение о моей дальнейшей судьбе.

— Где человек? — без предисловий начал Первый, ступив на землю. За его спиной захлопали крыльями другие разведчики.

— Да вот проснулись, а его нет. — Четвертый развел руками. Вернулась наглая косая ухмылка, плечи расправились, с гордостью выпячивая вперед грудную клетку. Он в целом сильно преобразился.

— Ушел незаметно? Серьезно? — Первый скептически поднял бровь.

— Я не собирался караулить отпущенного тобой заключенного. Мой интерес стоит рядом.

Несколько секунд лучшие бойцы Улья сверлили друг друга острыми взглядами.

— Бежал он быстро, в сторону леса, — неожиданно уступил Четвертый. — Теперь это меньшая из проблем, я прав? Как тебе новая Королева? Получил, что хотел?

— Тело, как у солдата, а характер… — Мой пособник скрипнул зубами. — У шлюх из гетто и то больше добродетели и сострадания. Эта сволочь вырастила себе подобную.

Замерев в нелепой позе, я словно губка впитывала каждое слово Первого, но совершенно не понимала, о ком идет речь. Мы никогда не отзывались грубым словом о Ее Величестве. И убийства не планировали, хотя, не скрою, такие мысли у меня присутствовали. Вторая рассчитывала, что Королева самолично снимет с себя бремя власти и отдаст трон той, что лучше чувствовала потребности Улья, той, что стала героем для всей нации.

— Приказ найти вас и доставить в город.

— Живыми?

Первый ответил не сразу, глянул на то, как разведчик загородил меня крылом, заметил удлинившиеся когти, в которых зарождался ударный электрический заряд и усмехнулся.

— Да. Она не дура.

Четвертый почесал затылок, кивнул и повернулся ко мне:

— Ники, доверься. Все будет хорошо. У нас есть план, — и, схватив меня в охапку, взмыл в небо.

Сердце ухнуло вниз, потоки воздуха хлестнули по лицу, земля стремительно удалялась. Я видела, как разведгруппа поделилась на две части. Одни полетели за нами, другие остались прочесывать местность в поисках Кира.

Мой бедный муж! А ведь он не сломался под пытками, сохранил разум и желание жить. Несмотря на внешний потрепанный вид и мнимую слабость духа, он оказался неробкого десятка. Таких называют двужильными. Возможно, ему повезет уйти от погони. Я искренне на это надеялась. Первый возвращался с нами в Улей, что давало человеку крошечный шанс на успех.

Кто бы мог подумать, что у сильнейшего этого мира обнаружится столько страхов и тревог? Даже у Кира их было на порядок меньше. Разведчик представлял собой идеальную машину для убийств, но прямая связь с Первой сотней его сильно угнетала. Он понимал, что с его потенциалом, который был сравни Ее Величеству, долго бегать на побегушках не сможет. Первый считал себя опасным, этакой ходячей бомбой, готовой рвануть в любой момент. Он внушил себе мысль, что Королева планомерно истребляет последний десяток за ненадобностью их поддержки. Пройдет еще несколько лет — и очередь дойдет до него. И тогда придется защищаться, ведь, как и любое существо на планете, он хотел жить. И жить хорошо — не в клетке в Лабиринте и не за стенами с отверженными, а в сытости и достатке.

«Идти на опережение — это как раз про тебя», — сказала я ему однажды. С сильными противниками играют на равных. Манипулировать разведчиком было невозможно, и партнерство оказалось верным решением. Это он надоумил меня вытащить Дока с того света после аварии на Пристани. Знал, что Королева разозлится, а жители Улья воспримут благосклонно. Так и случилось: я осталась без крыльев, но с народным одобрением. Плюс окончательно заполучила в свою команду ученого с металлической головой и дырой в сердце. Но едва ли это была достойная компенсация моей потери.



Алёна Лужанская

Отредактировано: 06.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться