Улей. Отверженная

Эпилог

Эпилог

Не знаю, сколько времени прошло. Я долго лежала с закрытыми глазами и не шевелилась. Холод каменного пола вытягивал боль из затылка, успокаивал раскаленные нервы.

«Не сделать им из меня марионетку! Тринадцатый, должно быть, растерял весь свой талант», — думала я, лениво перебирая мысли в голове. Те звучали ровно и на удивление одноголосно. Жажды власти более не ощущалось, а вот пить хотелось страшно.

— Вторая, очнитесь.

Дежавю.

— Я знаю, что вы уже пришли в себя.

Этот голос, ломкий и ржавый, сложно было не узнать.

— Док? — Я вскочила, озираясь по сторонам. Та же клетка, под потолком горит красный огонек камеры, дверь крепко заперта, спаяна для надежности. На ее гладкой поверхности виднеются небрежные, но глубокие царапины от когтистой лапы. Пять зазубрин и еще две рядом — неделя.

Ничего! И не из таких переделок выбирались.

Темная фигура стоит в углу. Я сделала шумный вдох и неосознанно поморщилась: запах новенькой платы и свежей изоляции проводов.

Робот с лицом Дока. У Первого специфичное чувство юмора.

— Рад, что вы пришли в себя. Уделите мне время?

Его-то теперь было в избытке. Впервые за долгое время жизнь встала на «паузу».

— Нет, — ехидно ответила я.

Буду еще тратить свободные часы на разговоры с железякой!

— Вторая, поговорите со мной. Я здесь для этих целей.

— Если хочешь развлечь меня — лучше спляши.

И, не дождавшись реакции, перевернулась на бок и уставилась в стену. Когда еще представится возможность выспаться? Или хотя бы полежать, закрыв глаза, помечтать о будущем — о том, что я буду делать, когда выберусь отсюда…

Разведчица умела планировать, но никак не мечтать. Человеческая девушка многому ее научила.

— Вторая, ваше окно в сон еще не скоро откроется.

— Я не Вторая, стальная ты башка! Меня зовут Ники.

— Ники? — проскрежетало это непутевое создание. — Вы не ошиблись? По моим данным…

— Замолчи, — отмахнулась от него не глядя. И, о чудо! С моих пальцев сорвалась легкая жгучая молния и за считанные секунды настигла своего адресата. Тот замер на месте с неэстетично открытым ртом, из которого более не выходило ни звука.

— Ты не похож на Дока. Если тот разговорился, его потом ничем не заткнуть… Но если тебе действительно интересно, то да, я Ники.

Задумалась на мгновение, а затем продолжила, вспоминая с нежностью:

 — У меня есть муж Кир. Он человек, с чистыми мозгами и большим сердцем. Не то что у некоторых…

Многозначительно покосилась на андроида, но тот промолчал.

— Знаешь, несмотря на временные трудности и вынужденную разлуку, — окинула взглядом тесную камеру, — я верю, что у нас с ним все будет хорошо. Ты знаешь значение этого слова? Нет? Я расскажу…

Мертвые бездонные глаза смотрели с укором — примерно так же, как несколько лет назад живые. В момент, когда Вторая выправляла металлом его лицо, когда подбивала на измену, когда уговаривала вспороть ей живот и перерезать нить-связь с Ее Величеством… Все действия разведчицы Док безмолвно осуждал. Даже сейчас его жуткая реплика не одобряла новый замысел. А он, к слову, был куда лучше прежнего.

— Когда-нибудь у меня будет ребенок, чудесный мальчик. Мы будем жить в квартире или переедем в большой загородный дом. Кир займется гидропоникой, а я музыкой. Возьму уроки скрипки. Там же четыре струны?

Док не ответил, хотя знал едва ли не все на свете.

— Он говорил, что всегда любил собак. Заведем, значит, собаку. Умную и лохматую, с добрыми глазами. Как думаешь, с четырьмя жизнями я справлюсь? Сохраню?

 

Конец первой книги



Алёна Лужанская

Отредактировано: 06.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться