Улица Тополей: Боги как Люди

Font size: - +

Глава 4. Входи или уходи!

 

                    Если ты ищешь здравый смысл, тебе в другую кроличью нору.

                    Марк Верхейден, «Константин: Винил Дьявола»

 

– Ну так вот… Кстати, могу я узнать Ваше имя?

– Если Вы будете внимательны, то заметите, что оно написано на моём жетоне…

– О, простите, Стэн Сэйд, я сегодня слишком рассеян…

Теодор Аминта потряс головой и бездумно уставился на полицейского слезящимися воспалёнными глазами.

Глория Деи, ненавязчиво следившая как допрашиваю её телохранителя, подумала, что причиной такого раздражения могут служить его ночные бдения за компьютером.

– Ну так вооот! – протянул Тедди. – Я был на кухне, когда кто-то разбил окно с первого удара и ввалился в гостиную. Не знаю, как ему это удалось… Размахивая ледорубом…

– Или киркой.

Последнее замечание сделал второй полицейский – очень молодо выглядящий парень в рубашке цвета хаки, коричневых штанах, ботинках под цвет, сильно отличавшийся от своего коллеги – помощника шерифа в синей униформе.

Он рискнул возвести плотину в ледяном потоке, что нёсся с горной вершины.

Эта ассоциация, описывающая безудержную говорливость Тедди, возникла у Глории из-за мысли о скалолазе, который, по словам её телохранителя, проник в дом.

– Трой, будь так добр, не перебивай свидетеля…

Шериф цедил слова, не отрываясь от блокнота, в котором делал пометки карандашом.

Он вёл себя как профессиональный детектив со старомодными привычками.

Инструменты у него были соответствующими.

– Прошу прощения… Продолжайте, – извинился Трой, отводя, закатывая и опуская глаза.

– Ну так вот, – в третий раз повторил её телохранитель и задумался, лишь на секунду задержав взгляд на лице полицейского, тщательно прикидываясь деградантом, а потом заявил: – Это был тот самый монстр, который держит в страхе весь Уэстчестер!

Судя по скептично скривлённым губам, мистер Сэйд не поверил.

– Монстр? – поразившись, переспросил помощник шерифа, словно смысл сказанного только-только достиг его.

– Монстр, – еле слышно подтвердила Глория.

Даже шёпот дался ей с трудом – надсаженные связки мучительно дёрнулись.

– Да-да, – закивал Тедди, уж слишком долго «шевеливший извилинами». –  Настоящий громила. Он выбил стекло, и, расчищая себе проход, сильно порезался… Затем шагнул в дом и разломал столик.

В подтверждение своих показаний он круговым движением головы указал на пятна крови, усеявшие паркет, и с грустью на лице ткнул пальцем в направлении обломков, которые покоились под подоконником.

– Что было дальше? – подтолкнул его вопросом мистер Сэйд.

– Дальше он стал избивать этого несчастного перса… Перси-перси-перси… Глория так его любит… – сочувственно, почти фальцетом сообщил Тедди, покосившись на цветастый персидский ковёр… растоптанный… разорванный… и умолк.

Глорию снова расстроила гибель её первенца, но согласно покачала головой, хотя ей показалось, что Тедди подшучивает над полицейскими, и делает паузы, чтобы оценить их нетерпеливость. Резь в горле мучила девушку. Превозмогая боль, она кашлянула, приваливаясь спиной к косяку, близ которого она стояла всё время допроса.

– Вы что-то хотите добавить, мисс? – участливо осведомился Трой.

Глория вынуждена была придать лицу бесстрастное выражение, которое использовала, как маску, выступая в «Пандоре». Затем отрицательно покачала головой и одновременно помахала левой рукой из стороны в сторону, показывая таким образом, что ничего не хочет, лишь покоя – не больше, потом указала правой рукой на своё горло.

– Она сорвала голос, когда вчера кричала, – пояснил Тедди.

– Понятно, – излишне равнодушно проронил мистер Сэйд.

Его напарник ничего не сказал. Трой повернулся к нему спиной и, подмигнув Глории небесно-синим глазом, сложил вместе большой и средний пальцы, медленно провёл ими по губам и покрутил в уголке воображаемый ключик, давая понять, что будет впредь держать язык за зубами.

– Говорите, мистер Аминта, – потребовал мистер Сэйд тем же обыденным тоном, постукивая карандашом по блокноту.

– Эээхммм, – протянул Тедди, не преставая делать вид, что он болван и, по мнению Глории, переигрывая: – Я выманил громилу во двор, бросив ему в… лицо… вот этот кусок, и попытался лишить оружия.

Теодор попинал размазанную по полу грязь.

– У Вас есть специальная подготовка? – поинтересовался Трой, поворачиваясь на каблуках, и берясь за шестиконечную звезду – посеребренный значок шерифа, явно бравируя своим статусом – стража закона.



Владимир Шашорин

Edited: 02.05.2017

Add to Library


Complain