Улица Тополей: Боги как Люди

Font size: - +

Глава 14. Мера справедливости

                    Ад опустел. Все демоны сюда сошлись оттуда.

 

                    Уильям Шекспир, «Буря»

 

                    Боги просто взяли себе другие имена.

                    Margenta, «Ария Маргариты»

 

                    – Ад? К сожалению, его не существует. Есть только Рай и... Земля.

                    Бернард Вербер, «Империя ангелов»

 

Узким извилистым коридором в самый тёмный час Великой ночи, когда сливаются Миры, пришли они в древний храм, который был спрятан глубоко в холме под улицей Тополей. В шутку они называли это место «Дом № 13». Они шествовали, гордо вскинув головы, и взирая друг на друга так, как подобает истинным Предвечным.

Они сумели сохранить не только свои силы, но и свое я.

Боги!

Их было пятеро.

Они выстроились по вымышленной дуге у алтаря, сделанного из цельного куска базальта.

Нефритовые огоньки, блуждавшие под самым потолком, еле-еле озаряли старое Святилище[1] слабым мерцанием.

Это «подземелье» идеально подходило для собрания бывших небожителей.

Казалось, оно было аккуратно выгрызено тысячами крыс в гигантском кексе так, что внутри образовалась кубическая полость.

Окаменев, тот и стал прочным, как песчаник.

Мужчина, который возглавлял процессию, приподнял край синей широкополой шляпы, оглядел нутро храма, будто оценивал масштабы предстоящего действа, и вопросил громко:

– Вы: те, кто посмел явиться сюда в эту ночь… Великую ночь Всех святых[2]. Вы, обладающие Властью от рождения, согласны выслушать меня?

Он знал ответ.

– Да, – заявил ему каждый из присутствующих, более или менее уверенно.

– Тогда нареките себя! – повелел он. – Выберите имена, которые станут вашими отныне! Если кто-то будет просить помощи, пусть будут названы они! Я – Фйольнир[3], сын Игга[4], даю обещание откликнуться! А также предлагаю вам союз и назначаю цену за него!

Он поднял правую руку. Между большим и указательным пальцами его расцвёл пышный цветок на тонком стебле.

– Ты хочешь, чтобы мы приняли от тебя Черный Гиацинт – Цветок Смерти? – тихо осведомилась молодая женщина, стоявшая в начале дуги.

Она была облачена в яркое длинное одеяние, переливающееся всеми цветами радуги, и белой мантии.

Голос её дрогнул.

– Я преподношу вам нетленный Красный Гиацинт – Цветок Жизни! – строго возразил мужчина.

Он вскинул левый кулак над головой и, раскрывая ладонь, вскричал: «КЕНАЗ[5]».

Прошло мгновение, и кисть Фйольнира ярко вспыхнула, как смоляной факел, озаряя каждый тёмный уголок «подземелья».

Из глаз его тоже полился свет.

Теплый…

Мягкий…

Добрый…

Солнечный!

Цветок действительно оказался красным. Точнее багряным.

Пальцы бога погасли, и окружающее пространство вновь погрузилось в полумрак.

– Принимающий мой дар, назови свое имя в знак согласия и примирения, – категорично заявил Фйольнир, держа Гиацинт над алтарём.

– Я – Рокси! И мне нравится этот цветочек[6]! Поэтому, дорогие мои pacificatores[7], я всегда рада буду вам помочь. Зовите – отвечу, если буду доступна. Вы же понимаете, я путешествую!

Эти слова произнесла девушка в коротком – до бёдер – золотистом пеплоне[8] из тонкого руна[9].

Волосы у неё были короткими платиновыми, недавно перекрашенными.

Она стояла в конце дуги – по правую руку от Фйольнира.

Рокси подмигнула ему, сильно подалась вперёд, с трудом дотянулась – но таки дотянулась! – и осторожно погладила лепестки почти раскрывшегося бутона.

– Я – Башти[10], принимаю твой в дар. Но не потому, что обожаю цветы, а потому, что ценю жизнь во всём её разнообразии.

Белая мантия приподнялась.

Очаровательная женщина положила ладонь на запястье многомудрого мужчины.

Рокси смерила её оценивающим взглядом.

Башти ответила девушке не менее критичным прищуром.

И обе нетленные красавицы довольно кивнули, удовлётворённые нарядами друг друга.

– Я всегда принимаю твои дары и… любовь, – тем временем промурлыкала чернокожая богиня, которая самого начала обряда держала Фйольнира за левый локоть, и назвала себя просто и ясно: – Кьит[11].



Владимир Шашорин

Edited: 02.05.2017

Add to Library


Complain