"Улири"

Ранийцы...

Ранийцы, похоже, были не особо опрятными существами. На их летающей посудине царил беспорядок и воняло чем-то вроде протухшей рыбы. Те из них, что полетели с нами вели себя так, словно весь этот хаос был для них в порядке вещей. Более того, по ходу нашего путешествия, они своим поведением, только усиливали его.

Конечно, как они следят за чистотой на своих кораблях было не моим делом, и я изо всех сил старался поменьше обращать на это внимание, но кондиционер то можно было и включить! Жара стояла неимоверная. Я с трудом вдыхал этот теплый, спертый воздух. Если, конечно, это был воздух. Хотя, с другой стороны...задумавшись, я вспомнил, что в моем носу до сих пор остается устройство Митрангов. Возможно, именно благодаря ему все еще могу свободно дышать в новых условиях? Удивительно, но к настоящему моменту, я совершенно перестал его чувствовать. Как будто и не было этого прибора вовсе…

Осторожно надавив на кожу в том месте, где по идее он должен был находиться, убедился(с облегчением, надо сказать) , что устройство никуда не делось. Ну и слава богу, как говорится! Ну и хорошо, так даже лучше… спокойнее...

И тут меня словно током ударило! Мелькнула всего одна безобидная мысль, но своим до боли элементарным вопросом, запросто перевернула все с ног на голову.

Митранги! 

Я только сейчас заметил, что они все, причем уже длительное время, с удивительной легкостью обходятся без масок. И «обручей» на головах нет… когда интересно они успели их снять? И почему дышат теперь вполне обычным способом?

Абсолютно каждый на этом корабле был невозмутим и, судя по всему, отлично себя чувствовал. Ни единого симптома, ни единого, даже крохотного намека на то, что кто-то задыхается или испытывает дискомфорт... А ведь я точно помнил, нам еще в академии рассказывали, их раса серьезно зависит от газовой смеси, которую вдыхает. Без веществ, содержащихся в ней, Митранги очень быстро становятся беспомощными и слабыми. Что абсолютно нельзя было сказать о тех, кто окружал меня прямо сейчас. Ни намека на какую-либо уязвимость. А, может, они разом стали пользоваться таким же устройством как у меня? Странно, если действительно так. Потому что, тогда не совсем понятно зачем раньше все носили маски?

- Неожиданно поймала себя на мысли, - справа от меня зазвучал голос Милины, и я машинально повернулся в его направлении, - что совершенно ничего о тебе не знаю. Кроме того, что ты человек, разумеется. Может расскажешь о себе, пока есть немного свободного времени?

- Эээ... я даже не знаю… например? – растерянно переспросил я, а про себя подумал: «Что это она вдруг?». 

Кронпринцесса смотрела прямо на меня и как-то неестественно улыбалась. Ее, непривычно милое лицо при этом, производило странное впечатление. Более того, казалось каким-то ненастоящим, кукольным что ли… В то время, как взгляд, наоборот, был живым и цепким.

Растерянно взирая в ответ, я чувствовал, что внутри меня постепенно нарастает предчувствие серьезной опасности. А все потому, что я совершенно не узнавал свою инопланетную попутчицу. Непонятно по какой причине у девушки изменились манера поведения, мимика, и даже выражение глаз!

Так стоп. Не нужно горячиться. Может я просто "устал"? И она всего лишь решила пообщаться, не более? Непринужденная беседа с приятным собеседником, что смущает?

А смущала как раз эта ее показная непринужденность. Именно несвойственное Митрангу поведение не давало мне покоя. Вследствие чего, изначальное предчувствие опасности, переросло во вполне осязаемое чувство тревоги. Смысл которого сводился к следующему – с каких пор вдруг она стала такой «няшкой»?

- Например, как тебя зовут? – Милина, между тем, продолжала гнуть свою линию. – Мы столько времени провели вместе, а я до сих пор даже имени твоего не знаю.

- Как зовут? - я задумался. Вопрос, как оказалось, "на засыпку". Даже немного понервничал из-за того, что "запнулся на ровном месте". Но в конце концов вспомнил и облегченно выдохнул, испытав и удовольствие и радость одновременно. – Артем. Меня зовут Артем.

Кронпринцесса вскинула вверх брови, услышав мое настоящее имя, и повернулась к Тарию, который в тот момент ухаживал за еще одной принцессой. Салина (я узнал про нее, когда он в подробностях рассказывал Милине, что с ними произошло) испытав, помимо физического, колоссальное психологическое истощение, чувствовала себя плохо, и практически все последнее время спала. Тарий подложив ей под голову свой военный китель, свернутый в некое подобие подушки, старался не отходить от девушки ни на шаг.

- Послушай, Тарий, - обратилась к нему Милина. – Смешные имена у людей, правда ведь? Артем…

- Какие особи, такие и имена. – Сухо донеслось в ответ. Возможно, стоило воспринимать его замечание как шутку, но я, все равно, обиделся.

- Прости, - поторопилась продолжить кронпринцесса, заметив мое недовольство, и специально сделала жест рукой, давая понять, что не обязательно обращать внимание на колкости Тария, - ну не подходит тебе это имя. Не звучит как-то. Если не возражаешь, я буду называть тебя Артий! Так привычнее для нашего слуха. Согласен?

- Да мне без разницы. – Отмахнулся я, делая вид, что происходящее вокруг, меня мало интересует. Хотя на самом деле, изо всех сил стараясь не подавать вида, внимательно осматривал корабль и всех, кто здесь присутствовал. И чем дольше я это делал, тем больше мне не нравилось то, что я видел. Не знаю, что конкретно являлось тому причиной, но где-то под коркой, росло и множилось предчувствие нехорошего. С самого начала разговора с Милиной меня не оставляло ощущение, что все здесь неестественно как-то, не реально. Словно подстроено…



Владимир Коун, Индира Искендер

Отредактировано: 16.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться