"Улири"

Размер шрифта: - +

Панику отставить!

- Артем! Давай, давай, вставай быстрее! – я с трудом разлепил веки, после ночного дежурства и увидел возбужденное лицо своего соседа по каюте Юрия, который усердно раскачивал мое сонное тело. – «Усатый» срочно вызывает. Что-то серьезное случилось!

- Что там еще могло случится, - недовольно пробормотал я, через силу перекидывая ноги поверх защитной перекладины на моей койке. – без меня не обойтись что ли? Я спал часа два!

- Ты не тупи, Тема, - Юра дружески похлопал меня по щеке, пытаясь привести поскорее в чувства, - какой без тебя? Там тревога! И, уж поверь на слово, точно не учебная.

- Черт… – наконец, «прозрел» я и быстро соскочил с койки на пол. Сон как рукой сняло. Он что, серьезно?! Подумать только – тревога! Неужели это, наконец-то произошло? Я уже и мечтать о подобном перестал. Ведь с самого начала моей службы на так называемой военно-космической базе объединенных стратегических сил Земли, под названием «Дальний Рубеж», а еще проще КС23, не произошло ровным счетом ничего. И на то были причины. Одна из них, она же основная, база была одной из самых удаленных цитаделей человечества, в этом секторе. И, в следствие этого, самым скучным местом во всей нашей галактике. Повторюсь, здесь никогда ничего не происходило и даже чертовы метеориты умудрялись облетать ее стороной. Тихое и в тоже время гиблое место для таких молодых офицеров, как я. Ибо всем, кого я знал до прибытия сюда, была известна одна простая истина - если попал на КС23, считай военной карьере конец. Либо сопьешься, либо свихнешься от монотонной жизни в железной коробке, посреди открытого космосе. Третьего не дано.

У меня, конечно, изначально подобного в планах не было, но не для того я с отличием заканчивал академию штурмовиков, чтобы какой-то межпланетный мажор мог поливать грязью моих родителей и мое происхождение. Пара выбитых зубов, карцер, ну и путевка… сюда. Кто же знал, что тот хрен окажется сынком Виллирийского военного советника…

Ну, что было, то прошло. Теперь я здесь. И у нас тревога! Первая за много лет, если верить «старожилам», но, надеюсь, не последняя. Судьба уже давно должна была вознаградить меня за все «косяки», что мне подкидывала в последнее время, и вот пожалуйста. Его величество случай. Теперь-то я ни за что не упущу его, а вместе с ним и шанс показать всем, на что способен.

Накинув на голову фуражку, пулей выскочил в коридор. Там, застегивая на ходу китель, я устремился в след за Юрцом, который, не дожидаясь меня, убежал первым. Капитанский мостик был на седьмой палубе и пока Юрка ждал лифт, у меня оставалась возможность догнать его.

Буквально протискиваясь сквозь закрывающиеся створки лифта, я с облегчением выдохнул:

- Уф! Небось рассчитывал, что не успею и будешь номером один? – издевательски улыбаясь, спросил его.

- Попытка – не пытка. – разочарованно, но также смеясь, парировал Юра.

Хороший парень, он мне нравился. Простой, из глубинки и, в отличии от меня, попал сюда не по воле случая, а вполне осознано, по распределению, сразу после окончания академии. Пилот из него тоже был отличный, и признаюсь, скрипя сердцем, в чем – то даже лучше меня. Поэтому даже немного странно, что с такими данными его отправили в эту богадельню. Ведь криминала за ним точно не водилось, а других причин высылать сюда отличных пилотов лично я не видел и уж точно не понимал. Хотя, с другой стороны, не мое это, собственно, дело.

К несчастью для Юрки, я был старшим не только по возрасту, но и по званию и, уж простите, по полной программе пользовался своим положением и законным правом субординации. По причине чего, Юрец в нашем экипаже, назовем это так, был лишь вторым номером. По крайней мере, до того дня, пока мы служим в одной команде.

За нами закрепили старенький челнок серии СУи-1456. Потрепанный, без половины вооружения, но летал все еще бодренько. Спасибо механику дяде Коле. Семидесятилетнему старичку, которого я никогда не видел трезвым, но с техникой который, ладил лучше, чем многие с людьми.

Когда командующий нашей базы, полковник Никонов Павел Викторович был в настроении, а проще говоря «под шафе», здесь, конечно, не обходилось без дяди Коли, нам разрешалось как следует «продуть двигатели». И, уж поверьте, мы с Юркой использовали эту возможность на полную катушку. Потому что в обычные дни, все имеющиеся в расположении базы малые корабли, а их было двенадцать, мирно дремали в грузовом отсеке, экономя моторесурс.

К сожалению, для нас, подобные встряски случались здесь ни так часто, как хотелось бы и все остальное время, мы либо куковали на вахте, либо плевали в потолок, отлеживая бока в каюте. Других развлечений здесь попросту не было. Телевидение и игровые приставки не в счет.

Створки лифта снова распахнулись, и мы оказались на мостике. Там наш Павел Викторович, а проще – «усатый», раздавал распоряжения направо и налево как заведенный. Прозвище к нему прилипло из-за привычки носить так называемые «гусарские усы», которые уже тысячу лет были не в моде, но которые, он холил и лелеял, чуть ли не больше, чем собственную жену.

Всегда уравновешенный и даже немного вальяжный, сегодня он был не похож сам на себя. И, должен заметить, настолько возбужденным я видел его впервые.

- Господин, командующий, - незамедлительно обратился я к нему, поднимаю ладонь к виску и отдавая честь, - третье штурмовое отделение, по Вашему приказанию прибыло!



Владимир Коун, Индира Искендер

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться