"Улири"

Салха

Ксинх-охранник, приближаясь к энергетической завесе, ведущей в тюремный блок корабля, отточенным движением взвел активатор на своей плазменной винтовке. Уверенно прошел сквозь преграду и не спеша приблизился к водонепроницаемым дверям одной из четырех камер, расположенных в носовой части тюремной палубы. Остановившись поблизости, он первым делом, внимательно прислушался. 

Со стороны такое поведение охранника и к тому же опытного воина, могло показаться странным. Внутри космического корабля, принадлежащего его народу, не должно было существовать причин для осторожности. Опасных заключенных в блоке никогда не держали, инопланетных зверей тоже. Стандартные камеры для содержания под стражей солдат, нарушивших воинскую дисциплину. Однако сейчас, как впрочем, и всегда, когда Ксинх останавливался рядом с конкретно этой дверью, он непроизвольно начал нервничать.

Дело в том, что за толстой преградой из спрессованного сплава тилора, находился один из самых отчаянных и в тоже время самых непредсказуемых солдат на корабле. Более того, уже неоднократно доставлявший ему кучу неприятностей в прошлом. А еще точнее – доставлявшая, и звали ее -  Салха.

Для представителей расы, Ксинхи заполняли тюремные камеры водой и помещали заключенного внутрь без защитных доспехов. Жидкость внутри меняли крайне редко, а чистку камер не делали в принципе. Для чистоплотных амфибий подобный подход не только серьезно влиял на условия содержания, но и максимально угнетал их как в физическом, так и психологическом плане. Постепенно снижающейся по той же причине уровень кислорода, также не добавлял находящимся в заключении особям приятных ощущений и мог, со временем, даже травмировать некоторых из них. 

Женщинам-Ксинхам, в силу физических особенностей, переносить созданные условия было сложнее, хотя с военной точки зрения они являлись воинами не хуже, чем представители их мужской половины. Скорее наоборот. Такие же сильные и также хорошо разбирающиеся в оружии, они уступали мужским особям лишь в скорости передвижений. Но зато, с лихвой компенсировали этот недостаток, врожденными ловкостью и гибкостью, делающих их, при необходимости, абсолютно бесшумными на поле боя. Что, порой, оказывалось куда более полезным. И уж в чем они точно превосходили Ксинхов-мужчин, так это в жестокости.

Салха и вовсе была из тех, кого сторонились даже опытные, побывавшие во многих сражениях, воины. Диверсант по призванию, она прославилась не только подвигами на поле боя, но и буйным нравом вне его. За что регулярно попадала под арест. Один из которых и длился прямо сейчас. 

Причиной, как всегда, являлась ее чрезмерная вспыльчивость. Учинив драку в лазарете, где она проходила реабилитацию после ранения пару недель назад и покалечив при этом троих охранников, Салха оказалась единственной, кого, в итоге, задержали и поместили в тюремный блок корабля. Подобная несправедливость нестерпимо злила воина и, следствием, служила основным источником агрессии, которую она постоянно вымещала, в первую очередь, на охране данного периметра. 

Помня о ее последней попытке, которая закончилась испорченными доспехами и обожженной кожей, Ксинх потоптался на одном месте какое-то время, но, не услышав ничего подозрительного, активировал визуализацию смотрового люка. Приблизившись вплотную к прозрачной поверхности, сложно было смотреть сквозь мутную толщу воды, он принялся внимательно изучать камеру в поисках заключенного. 

Ни сразу, но ему удалось разглядеть на глубине трех метров нужный силуэт. Салха неподвижно сидела на корточках в одном из углов камеры и, по первому впечатлению, не подавала никаких признаков жизни. Словно ничто вокруг не интересовало и не имело для нее значения. Только вот опытный воин, зная заранее непредсказуемость ее поведения, скоропалительных выводов делать не спешил. 

Салху держали в камере уже шестнадцать дней и за это время, она ни раз пыталась доставить ему проблем и прочих неприятностей своим вызывающим поведением, а также нескончаемыми попытками покалечить. Из - за чего он уже давно прекратил доверять как ей, так и ее показному, кроткому поведению.

Сегодня Ксинх и вовсе решил для себя, что если Салха попробует в очередной раз выкинуть какой-нибудь финт, то ей точно не поздоровится. И даже тот факт, что она является любимицей генерала, ни в коей мере не повлияет на его намерения. Субординация субординацией, а честь солдата превыше всего.

Продолжая держать оружие наготове и, не спуская с заключенной глаз, Ксинх-охранник активировал ретранслятор.

- Салха! Двигай немедленно на выход. Тебя желает видеть генерал Халла. Твои доспехи доставят наверх через минуту, не заставляй себя ждать.

Сначала силуэт в воде никак не отреагировал на его слова, но спустя некоторое время, медленно поднялся и выпрямился. На секунду замер, словно задумался о чем-то, а после, резко взмыл вверх, расталкивая воду вокруг, от чего волны побежали в разные стороны, всколыхнув тину и мусор, которые в огромном количестве плавали рядом. 

Наверху камеры-бассейна девушку уже ждали два других охранника. Они помогли ей облачиться в доспехи, а после открыли магнитные засовы на выходе из отсека.

Довольно хмыкнув и презрительно улыбнувшись им на прощанье, Салха решительно зашагала в сторону капитанского мостика, про себя надеясь, что генерал послал за ней не из милости, а ради конкретного задания, которое, наконец, избавит ее от скучного времяпрепровождения на опостылевшем корабле. Подгоняемая приятными размышлениями, она уже спустя несколько минут прибыла на место. 



Владимир Коун, Индира Искендер

Отредактировано: 16.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться