"Улири"

Мер-хан добивается своего...

- Генерал, - взволнованным голосом обратилась Салха к внутренней связи доспехов, тяжело выбираясь из тесной, одиночной капсулы, только что доставившей ее на поверхность планеты, - наши воины столкнулись с ожесточенным сопротивлением. Пока капсула снижалась, я смогла убедиться, что у них серьезные потери. Вы уверены, что мне не стоит вмешаться?

- Абсолютно. Их битва - не твоя забота. Перестань отвлекаться и выдвигайся к намеченному маршруту! Помни, для чего я послал тебя.

Салха недовольно поморщилась и нехотя отвела взгляд от места сражения. Каких-то тысяча метров, не более, и она оказалась бы в самой гуще, в самом центре разгоревшейся битвы, в условиях, в которых всегда видела смысл своей жизни. Которых жаждала всем своим естеством… Только вот приказы не обсуждаются, а, значит, придется подчиниться.

- Слушаюсь, господин. – Пробурчала она, разочарованно пнув ногой торчавший из земли корень дерева. Завершая сеанс связи, Ксинх набрала нужную комбинацию символов на устройстве, прикрепленном к ее запястью и, моментально загерметизировавшись, летательная капсула с легкостью взмыла вверх, возвращаясь на предназначенное ей место с правого борта космического крейсера.

Согласно указаниям полученным от генерала Халлы, диверсант приземлилась непосредственно в лесном массиве, посреди густого кустарника, на достаточном, чтобы остаться незамеченной, расстоянии от высадки основной группы десанта. И если там слышались звуки выстрелов, стоны раненых и ожесточенные возгласы, то здесь, наоборот, царила умиротворённая жизнь нетронутой цивилизацией, природы. Под воздействием легкого ветра шелестели листья и травы, а в кронах высоких деревьев щебетали взволнованные птицы. Их еще недавнее спокойствие, было вероломно нарушено внезапно появившимся из-за облаков и, шумно опустившимся на землю, металлическим «яйцом». А где-то вдалеке, внутри густо растущего кустарника, мелькнул силуэт испуганного животного. Секунду назад оно заметило странное существо с необычной, блестящей шкурой, которое не встречалось здесь раньше. И предпочитая не попадаться незнакомцу на глаза, разумно скрылось в труднодоступной чаще.

Между тем, проводив взглядом быстро удаляющийся транспорт, Салха внимательно осмотрелась. Не заметив ничего подозрительного, она отстегнула от доспехов походный ранец, и начала готовиться к выполнению задания.

Первым делом Ксинх проверила работоспособность оружия. После удостоверилась в наличии необходимого для вылазки, снаряжения, и как только закончила, активировала скан местности. Миниатюрное устройство, вмонтированное в многофункциональный шлем мгновенно просчитало возможные, а затем подобрало наиболее подходящий для воина, маршрут. Когда доступная карта визуализировалась на прозрачной части шлема, скан подал специфический сигнал. Девушка опытным взглядом оценила представленную схему и запросила расчетное время прибытия. В ответ, в левом нижнем углу запустился таймер обратного отсчета - шесть часов.

Ловким, отточенным движением Салха вытащила из скрытого бокса на спине, меч легкого типа, и не желая более терять ни секунды, решительно двинулась вперед, резво работая руками, ногами, и острым лезвием.

 

                                           *                                 *                              *

 

Я практически ничего не видел перед собой. С трудом передвигая уставшие ноги, просто шел и шел вперед, словно кто-то невидимый прицепил к моей груди жесткий трос и постоянно тянул за собой, не позволяя остановиться.

Мои обессиленные руки плетьми висели вдоль тела, а кончики пальцев цепляли верхушки растений, встречавшихся по пути. В ответ, те, по идее, своими прикосновениями должны были вызывать у меня щекотливые ощущения, но я ничего подобного не чувствовал, так был измотан. В какой-то момент даже оцарапал ладонь о нелепого вида кустарник, чьи иглы вместо лепестков были настолько острые, что легко распороли мне ладонь, едва коснувшись. Тоненькая струя крови засочилась тогда из рваной раны, но я и этого не заметил.

Вокруг словно выросла стена тумана, сквозь пелену которого я всеми силами пытался прорваться, вырываясь из крепких оков, удерживающих меня в невидимой западне. Я настойчиво боролся с непослушным телом, отказывающимся выполнять мои приказы двигаться вперед. В то время как измотанный организм, наоборот, умолял дать ему отдохнуть. И  в какой-то момент я даже готов был к нему прислушаться, но внутри тогда что-то проявилось, изо всех сил сопротивляясь этой мольбе.

Едва заметная частица сознания, прячась очень глубоко, оказалось все еще теплится, неистово требуя не сдаваться. Вынуждая продолжать бороться с волной накатившей усталости и идти все дальше и дальше, шаг за шагом стремясь к свободе, при чем, абсолютно не осознавая куда и для чего она ей. И вследствие этого, я тупо переставлял ноги, раз за разом, как бездушная машина, робот, монотонно выполняющий компьютерную программу...

Не знаю, как далеко я смог бы уйти в таком состоянии, но неожиданно над головой прогремели оглушительные раскаты грома и непроглядную пелену перед глазами расчертили яркие отблески молний. После многочисленных, ослепляющих вспышек, сразу пошел проливной дождь, отгородивший меня от окружающего мира прозрачной стеной. Струи воды отчаянно забарабанили по бледному лицу и, оказывая благоприятное влияние, временно привели меня в чувства. 

На короткое мгновение я замер, подставляя себя под точечные удары влажных капель, наслаждаясь расслабляющим ощущением, и не заметил, как промок насквозь. Хотя с другой стороны, это было и не важно. Мне так сильно захотелось забыться, выбросить из памяти все то, что со мной произошло за последнее время, что я просто наплевал на непогоду, и полностью отдался чувству необъяснимой эйфории, внезапно захлестнувшей меня с ног до головы.



Владимир Коун, Индира Искендер

Отредактировано: 16.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться