"Улири"

Размер шрифта: - +

В "гостях"...

Тарий молча стоял рядом с медицинской капсулой Ксинхов, расположенной в одном из отсеков личного космического крейсера генерала Халлы. Чуть впереди, в немой позе застыли трое представителей враждебной расы. Направив ему в грудь такое же количество стволов от плазменных винтовок, они ни на секунду не сводили с Митранга глаз.  
Их лица оставались невозмутимыми с того самого момента, как его взяли под стражу.  И хотя, на первый взгляд могло показаться, что им нет до него дела, что они, всего лишь, выполняют свой долг, но Тарий был уверен, Ксинхи пристально следят за каждым его движением и при необходимости, не задумываясь нажмут на спусковой крючок.   
Наверняка, тот факт, что он совсем недавно заключил с некоторыми представителями их расы временное перемирие, совершенно не волновал данных особей. А, возможно, они даже не знали о нем. В связи с чем, юноша прекрасно отдавал себе отчет в том, что пока он на ИХ территории, его жизнь не стоит абсолютно ничего. И как только представится возможность, любой из этих животных, запросто и, что самое главное, с огромным удовольствием, разорвет его на куски. Все, что им было нужно для этого – совсем небольшой, даже самый крохотный повод.  Единственное, чего они не могли знать в тот момент, так это того, что он с легкостью готов был этот повод им предоставить.  
Тарий не испытывал страха. Абсолютно. Вместо этого, он с высокоподнятой головой, надменно смотрел в глаза своим врагам и издевательски ухмылялся, словно играя с ними, пытаясь спровоцировать. Заставить сделать первый шаг. Он желал смерти и не собирался скрывать этого. Даже больше, молодой Митранг скорее напрашивался на нее. Интуитивно… Безразлично… 
А, может, все потому, что он уже давно был мертв? Вот только не телом, а скорее душой… Ведь, если задуматься, когда теряешь смысл существования, не означает ли это, что ты навсегда теряешь осколок души…самую ценную ее часть…  А, если так, зачем тогда продолжать жить?  
Несомненно, совсем недавно он лишился чего – то… нет… кого-то очень важного в своей жизни. Кого - то, чье отсутствие лишало всякого смысла его дальнейшего существования. А возникшие взамен, ярость и злоба, с огромным аппетитом принялись пожирать израненную душу изнутри, притупляя остальные чувства и рождая лишь неимоверную жажду одного – мести. Мести, которую он обязан осуществить любой ценой…  
Прямо сейчас, наблюдая за тем, как в медицинской капсуле, полностью заполненной специфическим раствором, клетка за клеткой, восстанавливаются поврежденные участки на кожном покрове Салхи, молодой Митранг с нетерпением дожидался окончания активной процедуры. Ни о чем другом, кроме того, чтобы как можно скорее вернуться на планету и осуществить задуманный план, думать в данный момент он не мог и не хотел. А сам факт ожидания, растягивая секунды в минуты, а минуты в часы, серьезно давил на него психологически, предоставляя возможность ядовитым мыслям о самопожертвовании, проводить свои атаки.  
Окутанная множеством трубок и кабелей, девушка – Ксинх расслабленно парила в объятиях вязкой субстанции. Она все еще была без сознания. Ее закрытые глаза и, периодически, плавно вздымающаяся грудь, говорили о умиротворенном состоянии, которое она испытывала во время процедуры. Но Тарий прекрасно понимал, что это лишь последствия введенных ей лекарств. Без взаимодействия с ними, в процессе ускоренной регенерации, обойтись невозможно. Находись она сейчас в сознании, все ближайшие помещения сотрясались бы от душераздирающих криков, вызванных острыми болевыми ощущениями.  
Салху незамедлительно поместили в капсулу сразу же после прибытия, а к нему приставили трех соглядатаев. Хотя на воинов они не были похожи, являясь скорее кем – то из обслуживающего корабль, персонала, ненависти в их глазах при этом, содержалось не меньше.  
То, что солдат на корабле не осталось немного удивило и позабавило Тария. С каких пор Ксинхи стали настолько самоуверенными? Два средних по количеству отряда, для вылазки на целую планету?  
Немыслимо, конечно, но, все же, кем бы не была его стража, они оставались Ксинхами. Самой жестокой расой в галактике. В чьих глазах, читался только один немой вопрос – как получилось, что наглый Митранг оказавшись на их корабле, все еще жив?  
Юноша улыбнулся, заставляя их напрячься еще больше. Ничего, переживут…  
Двери в отсек, издав характерное шипение, разъехались в стороны и Тарий вновь увидел генерала. Халла вошел в помещение с угрюмым, недовольным видом и, быстро оценив состояние раненной девушки, безразлично посмотрел на его надсмотрщиков: 
- Вы можете вернуться к своим обязанностям. Этим, - он кивнул в сторону Тария, - я займусь сам.  
- Да, господин! – Ксинхи, практически одновременно поклонились и, не желая испытывать терпение генерала, послушно покинули помещение.  
Убедившись в том, что теперь никто не услышит их разговор, Халла приблизился к Митрангу.  
- На корабле никто не знает, зачем ты здесь. И, хотя, солдат твое присутствие, мягко говоря, нервирует, пускай так все остается и в дальнейшем. О нашем маленьком союзе должно быть известно только нам.  
- А я и не горел желанием трубить об этом на каждом углу, если ты об этом, Ксинх.  
- Хорошо, если так… - с сомнением в голосе констатировал генерал. – Потому что твой взгляд говорит об обратном.  
- Не беспокойся. Митранги дорожат своей честью и держат данное ими слово.  
- Как и Ксинхи.  
С этими словами Халла коротким ударом, неожиданным для Тария, толкнул его в грудь и юноша, не удержавшись на ногах, плюхнулся на некое подобие кресла, стоявшее прямо позади него.  
Раздался тихий гул возникшего энергополя, и он сразу поймал себя на мысли, что не может пошевелиться.  
- Что происходит?! – возмущенно воскликнул Тарий с горящими от негодования, глазами. – Совсем спятил, Ксинх?!  
- Успокойся. Тебе ничто не угрожает. – генерал взял в правую руку предмет овальной формы, а другой расправил полы военного мундира Митрангов. – Необходимо завершить лечение. Я думаю, мы оба не хотим, чтобы наша совместная миссия закончилась, не успев начаться.  
Далее, не обращая внимания на слабые попытки сопротивления, Халла направил предмет, который стал излучать зеленое свечение на еще свежие раны Тария. Несколькими поступательными движениями взад и вперед, Халла обработал нанесенный еще в лесу гель и желеобразная субстанция, в скором времени буквально закипев, полностью растворилась на коже и окончательно заменила собой поврежденные участки, объединившись с настоящей. В процессе процедуры Тарий почувствовал сильную боль, но, как не пытался вырваться, сделать этого ему не удалось. Он не смог даже пошевелиться, в следствие чего на лбу проступила испарина, а зрачки, от перенапряжения, максимально округлились. Вскоре, осознав всю тщетность своего сопротивления, морщась и тяжело дыша, Тарий все же бросил бесполезное занятие и дотерпел до конца, не издав за все время, ни единого звука.  
- На этом закончим, лекарства должно быть достаточно, - констатировал Халла и сделал шаг назад, заранее внимательно осмотрев рану. Удовлетворившись результатом от проделанной работы, он сухо продолжил, - теперь закончим с Салхой.  
Вернув прибор на предназначенное для него место на столе, Ксинх не раздумывая направился к пульту управления мед.капсулой. Процесс регенерации продолжался согласно запрограммированной процедуре и для преждевременного завершения требовалось остановить устройство вручную.  
Серия коротких ударов по сенсорным панелям и, следом, внутри пластиковой кабины забурлила заполнявшая ее жидкость, выпуская наверх воздух, которому система позволила проникнуть через сливные каналы.  
Выталкивая своим давлением раствор, газ принялся быстро освобождать капсулу, а тело Салхи, подчиняясь силе притяжения, начало медленно опускаться вниз. Сантиметр за сантиметром, пока окончательно не достигло дна, распластавшись, в итоге, в нелепой позе на металлической поверхности.  
Как только жидкость полностью исчезла в отверстиях сливных каналов и капсула опустела, многочисленные трубки, обвивавшие до этого тело девушки-Ксинха, автоматически удалили из ее кожи, а затем втянули в себя, иглы, которыми заканчивалась каждая из них. При этом, сделали они это так проворно, как если бы были щупальцами некоего животного, резко испугавшегося и решившего незамедлительно спрятаться где – то позади, в темноте.  
Следом за ними, сработала пневматика, и прозрачный купол, выполнявший роль капсульной крышки, плавно поднялся вверх. Пар от испаряющихся остатков жидкости, плотной волной ворвался в помещение и моментально рассеялся, открывая взорам Халлы и Тария, лежавшую без сознания обнаженную особь воинственной расы.  
- Так, быстро помоги мне! – Халла схватил со стола заранее приготовленную накидку из легкого металлического сплава, который, к удивлению юноши, был настолько мягким, что мялся будто самая обычная ткань и бросился к капсуле. – Нужно накрыть ее иначе кожа снова начнет высыхать!  
Тарий даже не заметил, когда удерживающее его силовое поле, исчезло. Но осознав, что сейчас его больше ничто не держит, мгновенно поднялся и ухватив накидку за протянутый край, помог обернуть девушку.  
- Я перенесу ее в бассейн. Там она сможет привести себя в порядок, после того как очнется. Там же ей помогут облачиться в доспехи. – пояснил генерал, когда они закончили. – Ты остаешься здесь и будешь тихо ждать, пока мы не вернемся. Не вздумай высовываться! Окончательное восстановление Салхи займет еще пару часов, не больше. Советую воспользоваться этим шансом и выспаться. Отдых тебе сейчас не помешает. Как только она будет готова, мы сразу вернемся. А дальше ход за тобой, Митранг!  
Тарий, давая понять, что ему все ясно, согласно кивнул головой.  
Халла, в свою очередь, резким движением поднял девушку на руки и, аккуратно обходя препятствия, стараясь не задеть ее, вышел из медицинского блока.  
Осмотрев помещение вокруг себя, Тарий не нашел ничего лучше и вернулся на место своего недавнего «заточения». Устроившись поудобнее, насколько позволяло несуразное кресло, он прикрыл глаза и, как тогда показалось, даже не успел задремать, но двери блока вновь распахнулись, заставив полусонного Митранга вздрогнуть от неожиданности. Остатки казалось уже было нахлынувшего сна, быстро испарились, а юноша напрягся всем телом, непонимающе озираясь по сторонам.  
На пороге он увидел Салху в полной экипировке, а позади нее суровый взгляд генерала.  
- Ну как, Митранг, выспался? - язвительно усмехнулась она и вошла внутрь. – Рановато развалился. У нас времени в обрез. Так что, давай поднимайся, мы уходим.  
- Как…уже? – Тарий удивленно моргая заспанными глазами не сразу поверил в то, что услышал. – В смысле, я хотел сказать, конечно.  
- Пара часов, я же предупреждал. – недовольно вмешался Халла и добавил, поторапливая его. – Соображай оперативнее, Митранг. Иначе я начну жалеть, что связался с тобой.  
Тарий нехотя, даже тяжело поднялся. Голова трещала, а затекшие мышцы отказывались подчиняться. Получается, он все – таки заснул. И теперь, пребывая в «немного размякшем» состоянии, чувствовал себя, мягко говоря, паршиво. 
Юноша изо всех сил старался хоть как – то прийти в себя, но получалось плохо. Голова гудела, а ноги подкашивались. Судя по всему, сказывались последствия серьезного ранения.  
Словно не замечая его слабости, генерал подошел к столу с медицинским инструментами и быстро исследовав поверхность глазами, отыскал нужное устройство. Это был пистолет для инъекций. Дополнив его капсулой с неизвестным Тарию раствором, он повернулся и вплотную подошел к Митрангу.  
- Что это? – не выпуская предмет из виду, юноша инстинктивно отстранился и отступил.  
- Не сходи с ума, Митранг. Хотел бы убить, ты был бы уже давно мертв. – острой иглой устройство больно впилось в руку и за долю секунды впрыснуло свое содержимое внутрь. – Это поможет. Взбодришься немного.  
Глаза Тария расширились и следом, он ощутил резкий прилив сил, накативший яркой волной, точно такой же как и в прошлый раз, в лесу. Сердце бешено заколотилось вместе с участившемся дыханием и Митрангу даже пришлось бороться с возникшим из неоткуда желанием броситься бежать в любом направлении. Настолько резко и сильно мышцы затребовали  нагрузку.  
- Обалдеть… - выдохнул он через минуту, продолжая часто дышать.  
- Вижу тебе лучше, - довольно констатировал генерал, а девушка – Ксинх снисходительно усмехнулась, - тогда перестанем тратить время, которого и так нет. Салха сделай вид, что конвоируешь пленного и следуйте за мной.  
Резво развернувшись, Халла покинул блок, а Салха, исполняя его приказ, направила на Тария ствол своей плазменной винтовки. Они встретились взглядами и Ксинх мотнула головой в сторону выхода. Подчиняясь, юноша последовал за генералом.  
Оказавшись на главной палубе, все трое, постоянно оглядываясь и стараясь лишний раз не попадаться на глаза обслуживающему персоналу, достаточно быстро миновали несколько пролетов длинного коридора, уверенно продвигаясь к лифту, ведущему в грузовой отсек. Помимо всего прочего, там находился транспондер, с помощью которого генерал планировал вернуться на поверхность планеты, не особо афишируя присутствия на борту Митранга.  
До лифта оставалось считанное количество метров, когда активировался коммуникатор встроенный в его шлем: 
- Генерал, ситуация требует Вашего присутствия на мостике!  
- В чем дело? – Халла замер на месте, дожидаясь объяснений.  
- Из подпространства только что вышел крейсер, стартовавший с Родэны.  Его командующий требует немедленной стыковки с нашим кораблем! Для процедуры необходима Ваша голосовая аутентификация.  
- С Родэны…зачем они прибыли? – удивившись, полушепотом спросил Ксинх, обращаясь словно к себе.  
- Простите, не расслышал, что Вы сказали, генерал?  
- Все в порядке, стыковку разрешаю. – уже громче подтвердил Халла. – Кто бы ни взошел на борт, доложишь, что я с отрядом воинов спустился на поверхность. Что мы ведем поиски беглецов… Хотя нет. О Митрангах лучше не говорить ни слова. Доложишь, что мы на поверхности и все. О потерях сообщать запрещаю. Канал связи ни при каких условиях не открывать. Будут настаивать, сошлешься на мой личный приказ. Позже я сам выйду на связь. В случае возникновения осложнений, сопротивление не оказывать. После возвращения все улажу.  
- Слушаюсь, генерал. – коммуникатор отключился. Выждав, о чем – то размышляя, Халла повернулся к остальным.  
- Стоит поторопиться. Не хочу, чтобы Мер – хану доложили о наших неудачах раньше, чем человек окажется в моих руках!  
Тарий промолчал, а Салха коротко кивнула в знак одобрения и толкнула Митранга в спину, желая подогнать. Из – за чего юноша недовольно хмыкнул, но подчинился, уже в следующую секунду переходя на бег, стараясь угнаться за умчавшимся вперед генералом.  
Буквально влетев в лифт, который в последствии опустил их на последний уровень, все трое оказались на грузовой палубе. Там, перед ними, выстроились десятка два штурмовых истребителей, мирно дремлющих на своей стоянке и не больше дюжины юрких клостеров. Охрана отсутствовала, так как все воины приписанные к крейсеру, на тот момент уже числились погибшими. Остальные члены экипажа, а это был в основном обслуживающий персонал, в принципе не спускались в эту часть корабля. Исключение составляли лишь ремонтные бригады, прибывавшие в грузовой блок исключительно по необходимости.  
Сразу за стоянкой находился отсек с транспондером. Все также бегом, нигде не задерживаясь, троица довольно быстро пересекла пространство грузовой палубы и добралась до нужного места.  
Оставалось сделать последние три – четыре шага и войти в транспондер, но, вместо этого, два Ксинха и Митранг были вынуждены резко остановиться и замереть на месте, прикрывая глаза от внезапно возникшего, слепящего света, вызванного активным перемещением.  
На минуту они оказались дезориентированы. Затем, после короткой неразберихи,  яркость сошла на нет и вернула возможность нормально видеть. Оба Ксинха и Митранг одновременно застыли в замешательстве, наблюдая как из транспондера вышли несколько силуэтов, преградив, тем самым, им путь к устройству.  
Генерал с Салхой восприняли произошедшее более – менее спокойно, лишь нервно переглянувшись. А вот Тарий оказался единственным, застигнутым врасплох.  
Прямо перед ними стояли пятеро существ, внешне напоминавших Ксинхов, но, при этом, являясь кем – то другим. На них не было привычных доспехов, таких как у генерала и Салхи. И в отличии от обычных особей со стандартной бледно – розовой кожей, они имели темно – коричневую. Но, больше всего, Митранга поразили черные и абсолютно пустые, без зрачков, глаза. Которые совершенно не проявляли каких либо эмоций. Пять пар безжизненных кругов, безотрывно смотрели на него и не позволяли отвернуться даже на секунду, словно удерживали при помощи неведомой силы.  
Тарий был не из робкого десятка, но в такой ситуации инстинктивно попятился назад. Что – то зловещее предстало перед ним и, чувствуя это, он не мог противиться инстинктам.  
Митранг в ужасе уставился на ближайшего из них, подсознательно отказываясь верить своим глазам. Он никак не мог понять, как то, что он видел, оказалось возможным. Мозг отчаянно сопротивлялся, не желая принимать эту информацию. Пытаясь судорожно найти объяснение, юноша, шаг за шагом отступал назад, пока не уперся спиной в винтовку Салхи, которая преградила путь и, вынудив его, в итоге, застыть на месте.  
Генерал Халла, лишь на мгновенье потерявший концентрацию, быстро вернул самообладание. В отличии от Митранга, он прекрасно понимал с кем имеет дело. Внутренне жалея о том, что не успел осуществить задуманное ранее и опускаясь на одно колено, он в почтении наклонил голову.  Салха, проследив за его действиями, силой принудила поклониться Тария, а позже и сама последовала примеру своего господина.  
Существо, стоявшее впереди остальных, сделало первый шаг и, тем самым, окончательно покинуло подсвечивающийся помост транспондера. Бросив на Митранга презрительный взгляд, оно, оглядевшись вокруг, перевело свой взор на Халлу, вопросительно изогнув лишенную растительности бровь.  
- Какая не гостеприимная встреча… мой друг.  
- Повелитель….- донеслось до его ушей и Мер – хан снисходительно улыбнулся 
 



Владимир Коун

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться