"Улири"

"... А ведь я тебя помню..."

- Разве тебе не отдали приказ уничтожать это отродье?! – зарычал, обращаясь к своему генералу, повелитель Ксинхов, параллельно испепеляя взглядом напуганного юношу - Митранга.  
Тарий, в тот же миг, реагируя на чьи – то невидимые прикосновения, почувствовал, как медленно поднимается вверх, с каждой следующей секундой все больше теряя контакт с металлической поверхностью корабля. Не до конца понимая, что происходит, он принялся яростно сопротивляться действию неведомой тяги, рефлекторно махая руками и хватаясь за воздух. Глаза Митранга забегали с бешенной скоростью в поисках любого, мало-мальски похожего на опору, предмета. Только вот ни одно из предпринимаемых им усилий результатов не давала. И уже в следующую секунду, та же невидимая сила, пренебрегая слабыми попытками отпора, отбросила юношу на корпус стоявшего неподалеку, истребителя.  
Как только тело коснулось препятствия, боль электрическим разрядом прошила позвоночник по всей длине и Митранг закричал, одновременно падая на холодный пол. Стиснув зубы, он вытерпел первичную остроту и после, продолжая морщиться от последствий удара, смелый юноша предпринял попытку подняться на ноги, но, неожиданно став ватным, тело не послушалось, попросту отказывшись подчиниться. Оно словно бы стало не его. Словно мышцы временно атрофировавшись, не выдерживали тяжести тела, и раз за разом отрекались от хозяина.

Тарий не сдавался. Противостоя неведомой воле, он настойчиво повторял свои попытки встать на ноги. Но снова и снова падал обратно.  
Халла и Салха старались не смотреть в сторону мучавшегося Митранга, хотя прекрасно слышали все, что с ним творилось. Не двигаясь, оба Ксинха замерли в одном положении, приклонив колено, и не смея поднять головы.  
Мер – хан же, в свою очередь, высокомерно улыбался, наблюдая как заклятый враг мучается и страдает, безуспешно стремясь взять под контроль, подчиненное его воле и ослабленное травмами, тело. 
Наконец, превозмогая боль, охватившую практически каждый участок организма, но уже без единой капли страха, с одной лишь дикой ненавистью в глазах, Тарию удалось устоять на ногах, и он выпрямился во весь рост, смело взглянув на своего врага. Ему было знакомо все в нем, голос, мимика, черты лица, даже рост. Единственное, что Митранг никак не мог понять, почему он, вообще, его видел? В плывшем сознании никак не укладывалось, как тот, чья смерть случилась на его собственных глазах, мог сейчас стоять напротив и надсмехаться над его слабостью. Такое ведь в принципе невозможно. И пускай внешне существо выглядело иначе,Тарий был абсолютно уверен – это никто иной как Мер-хан стоит перед ним. Ксинх, еще совсем недавно лежавший на палубе королевского крейсера Митрангов без половины черепа и в луже из собственной крови…  

Собрав воедино последние силы, Тарий выпрямился в полный рост. Он твердо решил для себя, что кем бы не был незнакомец, значения это уже не имеет. Враг, он и есть враг. И он сейчас здесь, перед ним. В его глазах нет милосердия. В его глазах лишь одна ненависть. Важно ли теперь кто он и откуда взялся? Наверное, нет. А вот то, что это похоже на конец для самого Митранга - становилось все более очевидным. И раз уж ему суждено погибнуть от рук мертвеца, то так тому и быть. Офицер космического флота Митрангов уйдет из жизни с достоинством...
Новое ощущение невесомости прервало его тягостные мысли. Все та же неведомая сила вновь оказала воздействие на юношу и крепко прижала к стальному корпусу истребителя, не давая шансов двигаться или иначе проявить себя. Следом, он почувствовал, как маска для дыхания треснула и принялась медленно сползать с лица, оставляя после себя кровоточащие царапины. 
- Какая, однако, настырная особь… - ядовито хмыкнул Мер – хан и сделал следующие пару шагов в направлении своей жертвы. Ни на секунду не выпуская из вида молодого Митранга, он поинтересовался, – ты хоть понимаешь, мальчишка, что я могу сломать тебе шею одной только силой мысли?  
- Повелитель, - тот час встрепенулась Салха и подняла голову, чувствуя угрожающее поведение владыки. Надеясь предотвратить надвигающуюся опасность, Ксинх машинально схватила своего повелителя за руку, - позвольте объяснить, это пленный. Он владеет…  
Она не закончила, не смогла выдавить очередное слово, изумленно наблюдая, как пальцы сжимаясь, растворяются в рукаве Мер-хана, проходя его словно сквозь песок.  
Конечность владыки, лишь на мгновенье приняв сыпучее состояние, уже в следующую секунду вновь была твердой. А вот пальцы, наоборот, непостижимым образом оказались на шее шокированного, совершенно не ожидавшего подобного развития событий, воина.  
- Господин, прошу Вас! – закричал в неконтролируемом порыве Халла, услышав, как смялся стальной сплав доспехов и девушка – Ксинх захрипела, задыхаясь в предсмертной агонии. – Остановитесь! Не делайте этого!  
Мер – хан не отреагировал на его просьбу. Вопреки ожиданиям генерала, мольба осталась неуслышанной. Испустив последний дух, его лучший солдат безвольно обмякла, грузно повалившись на металлическую поверхность палубы.  
Ошарашенный произошедшим Халла отказывался верить в то, что видел. Словно заворожённый он не отрываясь следил, как будучи еше совсем недавно живыми, ее глаза, разом превратились в нечто холодное, постепенно затуманившись и потеряв свой естественный блеск.  
- Не сметь меня трогать! – брезгливо отталкивая ногой мертвое тело в сторону, полушепотом предупредил владыка. Сразу после чего, даже не взглянув в сторону оцепеневшего слуги, сделал следующие несколько шагов к обездвиженному Митрангу.  
Остановившись буквально в метре от него, Мер – хан замер в одном положении. Его безжалостный взгляд с издевкой следил за безрезультативными попытками юноши вырваться из созданной им ловушки. При этом, беспомощность жертвы забавляла его, а громадное превосходство не могло не радовать, доставляя поистине неописуемое удовольствие. Тарию пришлось помучаться, прежде чем рот владыки Ксинхов искривился в злобной усмешке: 
- А ведь я тебя помню…, - тихо произнес он, - видел в толпе, посреди кучки испуганных Митрангов, жалко трясущихся, в надежде сохранить свои никчемные жизни. Ты, наверное, сильно удивился, встретив меня? Как можешь теперь судить, я… слегка изменился…  
Тарий, скривившись от очередного приступа сильнейшей боли, разрывавшей его тело, хотел, что–то ответить, но вместо слов, с губ слетели лишь нечленораздельные фразы, потонувшие в слюне, сплошной пеной, вырвавшейся наружу.  Он задыхался... 
-Не стоит… поверь мне на слово, Митранг, твое ожесточенное сопротивление попросту не имеет смысла, ведь, в конечном итоге, тебе будет становиться только хуже. – Мер – хан немного наклонил вперед голову и практически вплотную приблизился к уху изнуренного, с трудом остававшегося в сознании юноши. Едва не касаясь его губами, он продолжил в пол голоса, - раз уж судьба свела нас, Митранг, хочу поделиться с тобой кое чем напоследок. Конечно, не думал раньше что, когда – нибудь скажу это, но должен поблагодарить ваш хилый народец. А точнее, ту маленькую стерву, непонятно как очутившуюся на моем корабле. Именно моем, - уточнил Мер-хан, заметив яростный взгляд Тария, - ведь я захватил его…Так вот, хотя она и поступила, мягко выражаясь нехорошо, выстрелив мне в спину, взамен, как оказалось, подарила мне куда больше.  
Пока повелитель Ксинхов произносил последние слова, состояние Тария заметно ухудшилось. У него возникло ощущение, будто в голове растет нечто, наподобие стального шара, постоянно увеличивающееся в размерах и пытающееся тем самым разорвать ее на куски.  
Подчиняясь инстинкту самосохранения, юноша захотел сжать виски, сдержать нарастающее напряжение, но руки, подчиняясь все той же неведомой силе, слушаться не желали, оставаясь, как и ноги, неподвижными и плотно прижатыми к корпусу истребителя.  
Боль становилась все более невыносимой. Тарий уже не мог думать ни о чем другом, как схватиться за голову и удерживать изо всех сил, не позволяя разломиться пополам. Но по-прежнему не мог даже пошевелиться. Только хрипел, тужился и тяжело дышал.  
На висках вздулись вены, а глаза налились красным и в конце концов, настал момент, когда от перенапряжения, из его носа потекла кровь, а зрачки медленно закатились вверх, давая Мер – хану понять, что сопротивление сломлено.  
Еще немного и Тарий бы потерял сознание. Но, видимо, не желая подобного исхода, в последний момент владыка Ксинхов вдруг резко отвернулся, словно внезапно потерял интерес к измученному юноше. Лишившись невидимых оков, Митранг тут же рухнул на пол, лицом вниз, сильно ударившись о металлическую поверхность палубы. Сломанный нос выплеснул обильный поток крови и тот бойко ринулся из-под головы, собираясь в крохотную лужицу, рядом с телом и пачкая по пути волосы юноши. Тарий, потеряв сознание, замер и не шевелился, в то время как Мер – хан перевел свое внимание на генерала и, мягко переступая, не спеша подошел к нему.  
- Ты разочаровал меня. – Констатировал он, обращаясь к когда–то безмерно преданному, слуге. – Раньше ты себе не позволял столь непростительного поведения. Как ты вообще додумался притащить одного из этих выродков на мой корабль?! 
Генерал не ответил. Продолжая стоять на коленях, он даже не сразу понял, что Мер – хан разговаривает с ним. Все, что он мог делать, так это смотреть в одну и ту же точку на лице мертвой девушки-Ксинха, не в силах признать, что она теперь мертва. А самое главное, зачем господину потребовалось губить ее? 
- Я отдал тебе приказ и ждал его незамедлительного выполнения. Но вместо того, чтобы исполнить мою волю, ты погубил три десятка, принадлежавших мне, воинов и вступил в союз с нашим заклятым врагом… В это трудно поверить, но судя по всему, ты выжил из ума, Халла?  
Генерал никак не отреагировал, не проронил ни слова и даже не поднял головы. Находясь в ступоре, растерянный Ксинх вообще не обращал внимание на то, что творилось вокруг, и если бы не планомерно вздымавшаяся и опускавшаяся грудь, могло показаться, что он и вовсе лишился чувств.  
Мер – хан какое-то время ждал ответа на поставленный вопрос, но видя, что генерал не собирается этого делать, и рассвирепев от подобной наглости, не выдержал и нанес воину в грудь сильнейший удар ногой. Халлу отбросило на несколько метров, но этого оказалось недостаточно потерявшему хладнокровие, Мер-хану. Бросившись следом, он схватил слугу за горло и, резко дернул вверх, заставив посмотреть на себя: 
- Ты не слышал меня, Халла?! Я требую ответа немедленно, солдат!  
Только после этого, генерал неспешно приподнял уставшие веки и безразлично посмотрел в черные глаза своего повелителя.  
- Всю свою жизнь… - начал он говорить, тяжело дыша -… я служил ради одной цели – безоговорочного величия расы Ксинхов. Никогда прежде я не нарушал наших законов и свято чтил, унаследованные от предков, принципы. Не допускал таких ошибок сам и не позволял другим. А самое главное, я никогда, никого не предавал…  
Не до конца понимая, к чему клонит по-видимому обезумевший генерал, Мер – хан брезгливым движением отпустил его доспехи и, выпрямившись в полный рост, удивленно уставился на воина.  
- Избавь меня от этих россказней, Халла. Все эти ваши… принципы… пережитки прошлого. – Стальным тоном произнес он. – С этого момента, от тебя больше не требуется следовать им. Все, чего я жду от солдат, присягнувших мне, так это беспрекословного выполнения приказов! И уж, что мне абсолютно не нужно, так это, чтобы мои воины цацкались с этими недобитками… - Мер – хан указал пальцем на лежащего без сознания, Митранга.  
Генерал вяло проследил за его рукой, а затем с грустью, вновь взглянул на бесчувственное тело Салхи. Глубоко вздохнув и, собирая воедино остатки выдержки, он продолжил: 
- Мы собирались использовать Митранга в качестве проводника. Он сам пришел к нам и предложил свои услуги. Рассчитывал выменять человека в обмен на свою жизнь и жизни сородичей, остатки которых также прячутся на этой планете.  
- Вот значит как… - лицо Мер – хана сначала удивленно вытянулось, а после, довольно растянулось в злобной улыбке. Глаза блеснули недобрым огнем, - и он знает где их найти? Хотя нет, не отвечай. Пожалуй, я догадаюсь сам. Они надеются укрыться на объекте Пларгов, не так ли?  
 



Владимир Коун, Индира Искендер

Отредактировано: 22.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться