"Улири"

Халла.

Халла, хоть и был закаленным воином, пережившим многочисленные сражения, но даже ему от того, что происходило, было не по себе. Еще бы! За последние полчаса на его глазах разорвало на части, тела нескольких его собратьев. А прямо сейчас, остатки плоти последнего медленно стекали по стеклу, расположенного прямо перед ним. 

Наблюдая это мерзкое зрелище, Халла прилагал значительные усилия по сохранению выдержки и сдерживанию завтрака, рьяно рвущегося наружу.

Все началось час назад, когда Мер-хан сообщил, что ждет его и других командующих высшего военного звена в лаборатории, занимавшейся усовершенствованием защитных доспехов. Повинуясь зову господина, офицерские чины разнообразных родов войск великой армии незамедлительно прибыли в назначенное место. Там их уже ожидала группа специально отобранных солдат, подчинявшихся непосредственно повелителю и отвечающих за безопасность объекта. 

Взяв генералов в кольцо, охрана лаборатории сопроводила офицеров в закрытое для непосвященных глаз, крыло дворца, о котором ранее было известно только представителям ближайшего круга Мер-хана и нескольким ученым. 

Оказавшись непосредственно в лаборатории, командующие обнаружили громадное количество исследовательского оборудования различной принадлежности и десяток ученых, работающих каждый в своей сфере. Но, больше всего, их внимание привлек огромный прозрачный куб, расположившийся непосредственно в центре таинственного помещения. 

Необычная конструкция имела достаточно внушительные размеры и изнутри представляла собой что-то вроде операционной со специализированным оснащением и всевозможными инструментами. Помимо всего прочего, посередине возвышался помост около метра в высоту. Как выяснилось позже - для размещения испытуемых в лежачем положении. 

Рядом с необычным строением неподвижно стоял Мер-хан. 

Заметив прибывшую группу, он сделал рукой движение, приглашая генералов подойти ближе. Немедленно выполнив его волю, они покорно выстроились вдоль стены из стекла. Где в полной тишине дождались, пока закончатся последние приготовления. Как только все было готово, один из ученых, заранее получив одобрение повелителя, приступил к осуществлению эксперимента, суть которого заключалась в демонстрации кардинально новой технологии для защиты их расы. 

Внутрь куба стали заводить Ксинхов и, по очереди, укладывать на тот самый помост. После чего, каждый из них получал инъекцию особого препарата. Данное вещество, как пояснили генералам до начала процедуры, являлось неотъемлемой частью использования модернизированных доспехов. 

Законы этой расы запрещали участие Ксинхов в подобных опытах на живых организмах, но ради проведения данного исследования, Мер-хан предал заветы предков и приказал доставить заключенных из ближайших тюрем. В основном это были нарушители воинской дисциплины, либо особи, проявившие трусость на поле боя. Данные поступки у Ксинхов считались преступлением и жестоко карались, навсегда оставляя на провинившемся несмываемое пятно позора. Но, никогда не стоили ему жизни. 

С момента своего появления после, как всем казалось, гибели, Мер-хан начал считать иначе. Теперь любой дрогнувший во время битвы воин считался предателем заслуживающим, по его мнению, исключительно одного - смерти. А участие в эксперименте для таких особей, должно было стать своего рода искуплением. 

Находясь в безвыходном положении, осужденные солдаты не сопротивлялись, но спустя череду неудачных попыток выяснилось, что организмы Ксинхов не выдерживают вызываемых препаратом нагрузок. В конечном счете, после введения инъекции, все принимавшие участие в эксперименте воины, хотя и с разными промежутками во времени, погибали в страшных мучениях.  

Пока длился чудовищный процесс, Халла внимательно следил за реакцией Мер-хана и в конечном итоге пришел к выводу, что владыку совершенно не трогает факт гибели его сородичей. Повелитель настойчиво, раз за разом, продлевал эксперимент, безразлично реагируя на очередного погибшего. Без тени сожаления, он снова и снова отдавал команду к продолжению опытов на следующим заключенном, затем на следующим...и так без остановки.

Да, они по-прежнему оставались преступниками, но, в сложившейся ситуации, по мнению самого Халлы, только наличие этого факта не оправдывало такого жестокого обращения с собратьями по крови. Более того, он до сих пор оставался верным устоявшимся традициям и был категорически против участия Ксинхов в подобных опытах. Его неприятие происходящему с каждой минутой росло словно снежный ком и, наконец, после гибели очередного солдата, генерал не выдержал. 

- Владыка, - он осторожно приблизился к Мер-хану, который стоял чуть впереди. Не громко, чтобы не слышали остальные генералы, Ксинх продолжил, - возможно, стоит прекратить на сегодня? Очевидно, технология нуждается в доработке…

Закончить мысль ему не дали. Повелитель Ксинхов резко развернулся к Халле лицом, и воин мгновенно ощутил неприятные прикосновения, словно его горло сдавили чьи-то холодные пальцы. Именно словно, ведь Халла прекрасно видел, что руки Мер-хана на самом деле его даже не касались. 

Пустые, черные глаза повелителя не отрываясь, надменно смотрели на слугу, пока его горло медленно сдавливалось. Металлические пластины доспехов, подчиняясь воле Мер-хана, с легкостью смялись. А рваные края, соприкоснувшись с кожей, в разы усилили болевые ощущения. 

Опасаясь за свою жизнь, Халла захрипел и инстинктивно задергался в отчаянных попытках освободиться. Но, даже не смотря на свою, достаточно серьезную физическую силу, сделать этого не смог. 



Владимир Коун, Индира Искендер

Отредактировано: 16.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться