Улыбка для очнувшегося

Размер шрифта: - +

Улыбка для очнувшегося

Начало лета — чудесное время, волшебное и по-своему прекрасное, оно всегда манит, заставляет дорожить каждым мгновением, проведенным рядом с близким человеком. Но не всякий способен на подобное. В мире, где у всех есть свои дела и заботы, где работа стала смыслом жизни, редко кто может позволить себе смотреть на небо и улыбаться. А у постоянно спешащих людей совсем иной взгляд на красоту вселенной.

Шелест листвы в парке, прекрасный закат — это моменты, когда хочется, чтобы мир замер и мгновение стало вечностью. Но время не прекращает свой ход, а люди продолжают спешить, бегут на работу, несутся домой, не замечая ничего вокруг. Для них нет других людей, и вся радость жизни отходит на второй план.

Таким был и Джон, смотрящий при ходьбе только себе под ноги. Уткнувшись в телефон, он не слышал пенья птиц и не чувствовал тепла солнца. Что его тогда остановило? Джон и сам не смог бы ответить на этот вопрос. Просто однажды для него все наполнилось красками, обрело смысл — пусть даже кое-кто и считает, что подобные слова слишком вычурны для обычной жизни.

Обычный день, до автоматизма отработанные движения, когда человек мало чем отличается от робота. Идя с работы, Джон привычно не обращал внимания на перемещавшихся вокруг людей. Он даже не придал бы значения случайному столкновению, если бы не вылетевший из рук телефон. Драгоценный сотовый, что был для него вратами в яркие миры книг и фанфиков, разбился, не выдержав столкновения с асфальтом. Джону что-то говорили, обвиняли и материли, но для него мир сузился до одной только точки разбитого экрана.

Человек, толкнувший его, давно ушел, а Джон все сидел на лавочке, с грустью размышляя, как же теперь быть. Он никогда не думал, что подобное может произойти с ним. Ведь столько лет ему прекрасно удавалось жить, не поднимая взгляда на окружающий мир. А теперь...

— Не грусти! Жизнь не заканчивается с потерей телефона! — незнакомый женский голос оторвал его от тяжких дум. Джон уже собирался рявкнуть, что не нужно лезть не в свое дело, но, когда поднял на собеседницу взгляд, замер, дыхание перехватило, а слова застряли в горле.

Первым, что увидел Джон, были глаза. Такие яркие, зеленые, они словно бы светились изнутри. Возможно, ему это просто показалось, но он завороженно любовался ими, забыв обо всем. Мягкие черты лица, темные волосы и такая добрая улыбка. Такая искренняя.

— С тобой все хорошо? — девушка обеспокоено смотрела на Джона.

«А ведь ей действительно не наплевать!» — Джон несмело улыбнулся и кивнул в ответ. Тщательно подбирая слова и особенно упирая на важность для его жизни телефона, ибо там хранилось столько всего ценного, он начал рассказывать о неприятном происшествии. Но в ответ увидел лишь улыбку.

— А я тебе говорю, что это просто ерунда! Оглянись вокруг. Слышишь, как поют птицы? Как вплетается в музыку шелест листвы? Закрой глаза, — голос завораживал. Джон и вправду заслушался: яркие, почти осязаемые образы всегда рождались у него голове, когда он читал книги, но сегодня все ощущалось совсем иначе.

Придя в себя, Джон понял, что окружающая действительность ничуть не уступает по красоте его фантазиям: яркие краски, голубое небо, сочная зелень — все это было так же реально, как запах цветов и теплый ветер с легким привкусом приближающегося дождя.

Вот упала капля, вторая, третья, начался ливень, вдалеке сверкнула молния. Но гром вовсе не разрушил волшебство момента, напротив, он стал ярким аккордом в музыке природы.

Запрокидывая головы под струями воды, они улыбались друг другу. Джон, словно очнувшись от долгого сна, снова видел мир, как когда-то давно, в детстве. Он по-детски, от души хохотал, теперь отлично понимая эту девушку, такую настоящую, улыбающуюся тепло и открыто.

— Спасибо! Спасибо! — шептал он, держа ее за руку, еще более теплую от контраста с холодными каплями дождя. — Но где же мои манеры? Меня зовут Джон, а вас, прекрасная незнакомка?

Его переполняли эмоции, и он строил фразы немного вычурно и высокопарно и даже отвесил шутовской поклон.

— Кэтрин. Меня зовут Кэтрин! Но что же нам делать, о храбрый рыцарь? Кажется, скоро мы совершенно промокнем! — девушка с серьезным выражением лица поддержала игру.

Их легкая одежда действительно быстро намокала, и они побежали, не разбирая, куда и к кому; они неслись под дождем, перепрыгивая лужи и держась за руки, не обращая внимания на взгляды прохожих, боязливо жмущихся друг к другу под выступами крыш и козырьками автобусных остановок.

Что влюбленным до чужого мнения? Они промокли, но были абсолютно счастливы.

Джон рассказывал своей волшебной спутнице истории, читал стихи; останавливаясь на сухих пятачках под деревьями, они обнимались, и уже и помыслить не могли, что когда-то все было иначе. Джон и сам не понял, как они добрались до его небольшой квартирки. Как закипел чайник и разлился по кружкам горячий шоколад.

Они сидели возле окна, обнявшись, закутавшись в один на двоих плед, и смотрели на солнце, выглядывающее из-за туч. День подходил к концу, и закат окрасил небо в багряные цвета. Из открытого окна доносилось пение птиц, и воздух был такой чистый, кружащий голову, какой бывает только после грозы.

Они не знали, что будет дальше, да и не хотели знать. Сейчас они были счастливы, и Джон, зарывшись носом в волосы Кэтрин, отчетливо и радостно осознавал: мир никогда больше не станет прежним.



Sergeus_V

Отредактировано: 14.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться