Улыбка незнакомца

Размер шрифта: - +

Муравьиная тропа

Сосны вокруг наклонялись ко мне, скрипя стволами, и тянули ветки, пытаясь вцепиться в лицо. Я с остервенением рубил их тесаком, а они с воем отстранялись от опасной добычи.

- Не найдем опушку для привала – придется идти всю ночь! – бросил через плечо Весельчак, размахивая шпагой.

Заночевать в лесу – огромный риск. Перед тем, как лечь спать, нужно на несколько метров вокруг очистить место привала от молодых деревьев и даже самых маленьких кустов. Во всех человеческих городах на слуху истории, когда путники просыпались с наполовину переваренными ногами. Не очень приятная перспектива, да и с ногами расставаться не хотелось. Но еще больше меня волновали принудители – уйти от них будет не так-то просто, тем более, в лесу наш след легко найти. Кроме того, у них могут быть сообщники здесь, на материке. Нужно быть все время начеку. Если вы думаете, что в лесах опасно из-за деревьев-людоедов, то вы заблуждаетесь. Отбиться от них было достаточно легко – гораздо большую опасность представляли муравьи. Нет, не те маленькие суетливые создания, что существовали в эпоху Расцвета. Уж лучше было сунуть голову в муравейник самых обыкновенных насекомых, чем привлечь внимание новых муравьев, бича леса. Отвратительный сплав насекомого и человека, они появились почти сразу после Катастрофы. Сначала их было немного, но вскоре все леса кишели ими – муравьи расползались по ним, как красная чума. Агрессивные, сильные, прожорливые и очень плодовитые – все они управлялись одной маткой, которая делила со своими подчиненными нечто вроде общего мозга. Стоило одному муравью найти источник пищи, как об этом узнавала вся колония. Если бы не вражда между их поселениями и не постоянная грызня за ресурсы, они, наверное, давно бы выжили людей совсем.

Раньше они строили огромные муравейники из земли и срезанных деревьев, но вскоре поняли, что люди обходят стороной такие места. Чудовища стали все глубже уходить в землю, зарываясь со скоростью древних буров, и вскоре место обитания колонии муравьев стало не отличить от обычной лесной подстилки. Неосторожный путник мог и не догадываться, что из-под земли его слушают сотни монстров с уродливыми щелкающими жвалами.

Вообще говоря, для них люди не представляли особой кулинарной ценности. Муравьи охотились за ними скорее с целью грабежа – их деградировавший мозг, направленный на коллективный труд, не придумал ничего лучше, как отнимать инструменты, вещи, еду и одежду у прохожих. Новый мир знал имена тех, кто пытался наладить с мутантами контакт – неизменно их жизненный путь заканчивался в виде питательного сока в глотке матки. Не успел я подумать о судьбе несчастных, как на очередном шаге нога Весельчака по колено провалилась под землю. Мертвец ударился о корни и, охнув, выронил шпагу.

- Быстрее, вылезай! – я бросил тесак на землю и кинулся к своему спутнику.

Подхватив Весельчака под руки, я уперся ногами в узловатые корни деревьев и потянул на себя что было сил.

- Держит, тварь! – мертвец свободной ногой молотил по покрытой шишками морде, что показалась из земли.

Монстр из ночных кошмаров; лесная страшилка, которой пугают маленьких деревенских детей – мотая головой и издавая мычащие звуки, муравей крепко вцепился в сапог Весельчака. Я напрягал мышцы, но никак не мог вытянуть своего нового друга. Ему не повезло – в лодыжку вцепился здоровый, бугрящийся мускулами муравей-рабочий.

- Шпагу, Магнус, шпагу мне дай!

- Да ты ему хитин ей не проколешь! – я поднял глаза и выругался.

Из-под шевелящегося слоя хвои вынырнули два муравья-солдата и побежали к нам, размахивая дубинами и щелкая челюстями.

- Ха! Людишки отдавать нам блестяшки!

Каждого из солдат природа наградила парой ног и четырьмя руками. Размером они были с человека – да и напоминали людей больше, чем все остальные жители колоний. Рабочие же больше походили на накачанных стероидами великанов. Оскалившись, я затравленно смотрел по сторонам. Выхода не было – если эта троица узнала о нас и подумала о «блестяшках», то вся колония уже пришла в движение. Теперь уже было все равно – выстрелы не могли нас демаскировать, весь лес уже знал, что мы идем тут вдвоем. Я отпустил Весельчака, и рабочий начал затаскивать его под землю. Пара секунд – и я уже сделал три выстрела из «Ноктюрна». Покачнувшись, солдаты грузно упали на рыжие иголки, а рабочий заревел, выпустил лодыжку Весельчака и повалился назад, в тоннель. В головах чудовищ зияли дыры, из которых вытекала желтая жижа.

Весельчак, отряхиваясь, поднялся. Отбросив рукой ветку, что тянулась к его шее, мертвец подобрал шпагу и без лишних слов пустился бежать. Подхватив тесак и забросив его в мешок, я припустил следом, а револьверы прыгнули мне в руки. Мой компаньон развернулся на бегу:

- Спасибо, Магнус, но теперь и принудители знают, где мы. Уверен, они уже достигли этого берега.

- Тогда им придется сначала разобраться с разъяренным роем.

- Как бы нам не попасть им в лапы – троих-то ты пристрелил, а как насчет сотни?

- Я и сам знаю, что…

Я не успел договорить. Земля вспучилась и разлетелась в стороны грязными комьями, а из дыры выпрыгнул муравей-солдат. В руках он сжимал плотницкий топор.

- Стоять! На месте стой! – заскрежетал он жвалами.

Весельчак поднырнул под его руки и побежал дальше, я же приставил «Конкистадора» к морде монстра и спустил курок. Оглянувшись на тело, я сделал несколько шагов вперед и почти столкнулся со стоящим в зарослях Весельчаком. Он улыбался, направив шпагу на здоровенного рабочего. Со всех сторон меж деревьев мелькали солдаты. Они вопили и визжали, подбегая к нам, а рабочий ревел, размахивая руками.

- Кажется, добегались. Сколько у тебя еще патронов?

- Три в первом револьвере, пять во втором.



Артемий Уайт

Отредактировано: 16.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться