Улыбка незнакомца

Размер шрифта: - +

Город-крепость

Прошло несколько дней – мы все шагали и шагали по пыльным дорогам и широким полям, не зная усталости. С тех пор, как мы уничтожили солдата, нам не встретился ни один робот – то ли вся армия ударила по островам, то ли они решили, что тылы прикрывать нецелесообразно. Тракт змеился по долине, провожая нас в крупнейший оплот человечества. Если ударный отряд плато добрался до побережья, значит, они смогли преодолеть лес и долину незамеченными. Как? В любом случае, это означало, что машины вновь перешли в наступление! Обойти Рим и напасть на островное государство… Раньше такого не случалось, роботы с завидным постоянством пробовали на прочность стены человеческой столицы, но не заходили дальше оборонительных рубежей. Что дальше? Выжгут болота мертвецов? Наверное, Весельчаку пришла в голову та же мысль, потому что он хмурился и молчал всю дорогу.

- Магнус… Мне жаль, что так все вышло. Я, конечно, не знал никого из этой деревни, но…

- Их уже не вернуть, так или иначе. Сбылся мой худший кошмар.

- У тебя есть план? Что будем делать?

- Если машины зашли так далеко и вырезали сотни людей за спиной Рима, то у всех нас большие проблемы. Значит, Рим окружен, а его жители об этом даже не догадываются. Нам нужно предупредить их! Чтобы жертв не стало намного больше. Что же насчет Зеленого плато – я думаю, что, раз армии машин вышли из-за стен своей цитадели, то наши шансы донести вирус возрастают – встретим меньше сопротивления. Конечно, это идеальный момент, чтобы атаковать плато целой армией, но тогда столица людей лишится защиты. А она и так теперь очень уж хлипкая. Я помогу тебе проникнуть к Устам – с меня хватит! Этой бойне пора положить конец. Роботам нет места в новом мире – по крайней мере, не таким.

Наконец, лучи восходящего солнца осветили грубые, сколоченные из чего попало стены. Рим. Громадный человеческий улей среди полей и холмов, обдуваемый вольными ветрами; узкая речка протекала в каких-нибудь трех сотнях метров от южных окраин – местные называли ее Гневливой за то, что она частенько выходила из берегов, пресекая всякие попытки соорудить огороды и пашни на плодородных землях. У столицы было два входа со стороны тракта – широкие ворота для техники и куда более скромные для пеших путников.

- Стой! – из-за парапета стены высунулся человек в сварочных очках. Остальная часть лица была замотана грязной тканью. – Кто идет?

Весельчак сделал несколько шагов вперед.

- Ты что же, не узнаешь меня, Юрий? – мертвец раскинул руки в дружеском жесте.

- Дери меня черти, Весельчак? Я думал, ты погиб! Давай, заходи, и друга прихвати своего!

Рядом с Юрием показались еще несколько человек с оружием – патрульные на стенах несли вахту даже в редкие мгновения мира.

- Полезные у тебя знакомые, - шепнул я Весельчаку на ухо.

Створки ворот с лязгом растворились, принимая нас в мир суеты, торговли, знаний и машинного масла. Шум, доносившийся и за стены, теперь превратился в настоящую какофонию – жизнь огромного города никогда не бывает тихой. Грузный Юрий спустился со стены по приставной лестнице и сжал Весельчака в объятиях – мне даже показалось, что у мертвеца затрещали кости.

- Эх, приятель, рад тебя видеть! А ты кто такой? Друг Весельчака – мой друг! Только чего это ты в одних штанах? Хоть майку бы надел какую! – охранник затряс мою руку. – С какой целью в Риме?

И в самом деле, за всеми недавними потрясениями мы совсем забыли про одежду; хорошо, что раны давно затянулись, и теперь на моем торсе не осталось и следа от выстрела принудителя.

- Юрий, у нас срочное дело. Надо к Ульриху.

Привратник, подняв сварочные очки, переводил взгляд голубых глаз то на меня, то на Весельчака.

- Все так серьезно?

- Магнус, покажи ему.

Я достал из вещмешка разбитое лицо робота-солдата и поднял перед собой, держа за провода. Глаза охранника округлились. Он развернулся и, сложив руки рупором, крикнул куда-то в сторону поста охраны:

- Франсуа, подмени меня на стене! У нас тут ЧП!

Гибкий юноша, как обезьяна, влез на стену.

- Идемте, - Юрий кивнул мне, - я сам провожу вас во дворец. Хотя шансов, откровенно говоря, немного – правитель не захочет поднимать панику, у нас тут давно отвыкли от постоянной стрельбы. Ульрих скорее махнет на роботов рукой, чем поднимет зад со стула.

Говорят, если один раз побывал в новом Риме, все остальные города кажутся скучными. Это так, если тебе нравятся суета и постоянный шум. Окраины Рима были похожи на крысиное логово – грязь, шныряющие туда-сюда дети, отвратительный запах… Настоящий лабиринт трущоб, через который нам пришлось пробираться никак не меньше часа. Квартал Воров – не самое лучшее место для путника. Зато – оазис для работорговцев и бандитов всех мастей. Лица, укрытые шарфами и масками, поворачивались нам вслед, а внимательные глаза впивались в сумки. Дома здесь больше походили на муравейники – нагромождение всевозможных обломков непостижимым образом складывалось в очередную человеческую берлогу. На пороге, заваленном ржавыми железками, вылизывался зеркальник – домашнее животное нового времени. Я читал в книгах о том, что раньше люди держали котов – нынешние же кошки были гордыми обладателями человеческих лиц. Выглядело жутко даже для меня; к счастью, они не умели говорить – интеллект остался на уровне кошки. Морда зеркальника была точной копией лица хозяина – поэтому их так и назвали.



Артемий Уайт

Отредактировано: 16.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться