Улыбка незнакомца

Размер шрифта: - +

Сквозь брешь

Железный вал надвигался, как огромная волна; роботы подходили все ближе, неотвратимо, без намека на страх или ярость, ровным строем. Один из солдат Рима, кусая губы, не выдержал. Он выстрелил, и ружье, дернувшись в его руках, рявкнуло, окутав окоп горьким дымом. Пуля заставила робота-солдата покачнуться. Замедлившись всего на мгновение, андроид уверенно пошел дальше.

- Почему вы все еще сопротивляетесь? – вопрошал безликий голос.

Ответом ему стал залп пушек всех возможных калибров. Пули, снаряды и бесформенные куски металла застучали по броне первых линий, и роботы-солдаты активировали силовые щиты. Перешли на бег. Раскручивая гравитационные хлысты, сорвались с места берсеркеры. Орудийные платформы и транспортеры роботов, которые люди звали «мусоровозами», двинулись следом, паря в метре над землей.

- Огонь, огонь! Заставьте их отступить! – голос Линфельда гремел из динамиков командирского «Носорога».

Он, как и мы, стоял за стеной, у распахнутых ворот восточной границы, наблюдая за железным приливом, в то время как Михаил лично руководил защитой западных ворот. Стрельба превратилась в неумолкающие громовые раскаты. Роботы приближались так быстро… Сжав зубы, люди сражались за свою жизнь и будущее. Спины машин-солдат выпустили на волю сопла двигателей; расчертив небеса пламенем, они взмыли в воздух, по широкой дуге ринувшись в траншеи защитников. Копья выдвинулись подобно жалам – каждая машина выбрала свою цель. Снаряды попадали в их металлические тела в воздухе, и порой робот погибал в облаке дыма, осыпая землю обломками.

- Скоро наш выход! – прозвенела команда Линфельда; с механическим лязгом ворота захлопнулись.

«Носороги» зашагали к подземному ходу, черневшему подобно громадной пасти. Я, Весельчак и еще около тридцати стрелков двинулись следом.

- Главная цель – тяжелая техника и берсеркеры! Будьте начеку!

Первые выстрелы роботов-штурмовиков достигли позиций римлян. То тут, то там раздавался стон или вскрик, и Владимир Солнечный вместе с ассистентом спешил к раненому.

- Не шевелись, сейчас мы тебя зашьем… - низко наклоняясь над саквояжем, хирург вслушивался в жужжание пуль над головой.

В отличие от простых стрелков, штурмовики вели огонь жидкостью, сгусток которой летел на огромной скорости. Антикоагулянт. Рана была неглубока, но очень болезненна, а кровь могла не останавливаться часами.

Где-то вдали всколыхнулось пламя. Значит, огромные осадные машины плато закончили проверку систем; свист, грохот – недалеко от траншеи расцвел лиловый огненный бутон. Земля содрогнулась, заставив людей в спешке спрятаться за укреплениями.

- Скоро достанет, держать оборону! Нельзя дать им зайти за стены, крепитесь! Роботы-солдаты почти долетели – мы обязаны их остановить, еще чуть-чуть, и выпустим «Носорогов»!

Ужасающие выстрелы артиллерии вгрызались в землю все ближе. Защитников осыпало комьями грязи и вырванной с корнем травой. Первый солдат спустился с небес и пронзил копьем одного из бывших бандитов. Хрипя, человек скреб ногтями по гладкому металлу, проживая последние секунды жизни.

- Пора!

«Носороги» ринулись в проход, а мы – следом за ними. Внезапно снова распахнулись створки ворот, и несколько бронированных грузовиков выехали в поле, открыв шквальный огонь. У одного из них впереди был прицеплен бульдозерный отвал, у остальных – рамы, шипы – все, что могло послужить тараном. Едва остальные солдаты роботов приземлились, как были сметены грузовиками и вдавлены в грязь.

Потолок подземного хода мелко дрожал и посыпал нас пылью, пока мы неслись в атаку. Уничтожим орудийные платформы – подарим городу драгоценное время!

- Ну, в атаку!

Впереди мелькнул свет – потайная дверь распахнулась, и отряд боевых машин Линфельда оказался прямо посреди стрелков плато. Получив от них сигнал, берсеркеры моментально забыли о траншее и развернулись на бегу, даже не затормозив. Со всех своих механических ног они помчались назад, к новой угрозе. Время будто загустело – я посмотрел на наши позиции. Траншея кипела – люди вперемешку с роботами. Стрельба, крики, лязг, звук копий, вонзающихся в мягкие тела из плоти… Треск и скрежет падающих роботов, растерзанных оружием людей. Вокруг всего города картина была одинаковой.

Одна из тяжелых платформ с визгом исторгла из своей пушки сгусток черной энергии. Словно огромная капля воды, он ударил в кабину одного из передовых «Носорогов» - броня выдержала, и машина лишь чуть покачнулась. Ответный выстрел заволок все вокруг дымом и копотью, а металлическая болванка ударила в борт бронеплатформы. Водитель – робот, наполовину ставший частью техники, которой управлял, поспешил убраться подальше, искря пробоиной. Взмахи огромных секир встречались с телами штурмовиков, превращая ряды врагов в стальной фарш. Жидкость их автоматов была разработана специально против людей и просто растекалась по броне «Носорогов», едва царапая краску. Осознав тщетность сопротивления, штурмовики медленно отступали, пока роботы-стрелки поливали нас пулями.

Мы кинулись врассыпную, и теперь каждый был сам за себя – только Весельчак старался держаться рядом со мной. Выстрел за выстрелом, бронебойные патроны моей новой винтовки жалили отступающих штурмовиков. Я знал, куда стрелять, намного лучше любого римлянина. С лаем винтовка швыряла пулю, которая обрывала «жизнь» очередного противника.



Артемий Уайт

Отредактировано: 16.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться