Умереть, чтобы жить.

Размер шрифта: - +

Глава 9. Еще один шанс?

Два месяца спустя.

Капитан полиции Мартынов, вышел из зала суда и остановился. Курить было нельзя, но очень уж хотелось затянуться, после трехчасового слушанья. Много времени и сил было потрачено на расследование дела об убийстве семьи предпринимателя. Но вина доказана и виновные получили большой срок. Единственный, кто вышел почти невредимым, был Савелий. Он был осужден условно, но у Мартынова были другие идеи насчет него.

Савка, хмурый и безразличный ко всему, вышел следом.

-Савелий, есть разговор.

Мартынов показал на выход из здания, и они прошли к его машине.

-Думаю, тебе не стоит оставаться в городе, но и уехать ты не сможешь. Читал, что в армию ты из-за матери не пошел. Надо было идти, глядишь, и не было бы этих неприятностей. Могу договориться, чтобы твое дело пересмотрели. Заменят срок условный на год в казарме. Что скажешь?

Савелий взглянул тусклыми глазами на капитана и пожал плечами.

-Понятно. Парень, ты сам рассуди, что с тобой будет, если ты здесь останешься? С тех пор, как все это произошло, я тебя адекватным не видел. Вроде и не пьяный и не обкуренный, а все равно ненормальный. Ты плохо кончишь, а мне не нужен очередной труп в городе. В общем, телефон у тебя мой есть, надумаешь, звони.

Савелий вышел из машины и пошел домой, точнее в то место, которое стало его временным приютом, очередным. Это был чердак девятиэтажки, недалеко от торгового центра и по вечерам, Савелий часто сидел там и смотрел на небо. Говорить с мертвой и погибшей девушкой он не мог. Ему до сих пор не верилось, что ее больше нет.

К матери и бабе Зине он не приезжал. Стало безразлично все, что окружает и Савелий перестал надеяться на изменения в его жизни.

Сегодня, как и вчера, сна не было. Сидеть на крыше и покрываться мокрым снегом, вот и все его дела на сегодня. На что-то другое не было сил. Савелий закутался в старую осеннюю куртку и шмыгнул носом. Он заболел. Температура держалась второй день, в легких жгло и в горле противно першило.

Время было далеко за полночь. Савелий спустился вниз и поплелся пьяной походкой по улице. Куда идти и зачем было не важно, важно не останавливаться.

Голова начала кружиться, когда он прошел три квартала и чуть не попал под колеса черной пятнашки.

Машина с визгом остановилась у обочины и из нее вышел высокий мужчина, в котором Савелий по голосу узнал капитана Мартынова.

-Ты че, обдолбаный? Ну-ка, садись, я тебя сейчас в отделение отвезу.

Мартынов сдернул капюшон с парня и узнал его.

-О, капитан. А я вот, гуляю.

Голос Савки дрожал от холода, в глазах ломило и до смерти хотелось спать.

-Савелий? Пошли.

Мартынов дернул парня за рукав и усадил в машину. Его дежурство на сегодня закончилось и он ехал домой, а тут вон, пацан больной. Пришлось свернуть и заскочить в аптеку, купить лекарства, а в продуктовом молоко и пачку пельменей, к которым Мартынов пристрастился в последнее время.

Жил он один, жена не выдержала долго и ушла к другому, тому, кто не будет по ночам попадать на работе, вместо того, чтобы проводить это время дома. С того времени он жил один, даже и не думая, снова жениться.

Температуру парню удалось снизить к утру, когда он пропотел. На несколько дней Мартынов поселил его у себя, с утра уходил на работу, вечером привозил готовую еду и они с парнем по долгу рассуждали о смысле жизни. Мартынову было жаль его, а Савка это видел и жалости ему совсем не хотелось. Поэтому он о многом промолчал, в том числе и о матери. А когда речь зашла о его деле, Савелий высказался, что какая ему разница, где срок отбывать. Его везде будет преследовать злой рок и потери.

-Думаешь, ты один такой несчастный? А ты подумал о тех, кому повезло меньше тебя? У кого ни матери, ни отца нет или рук, ног? Ты пацан здоровый, красивый, вижу, что голова соображает, если захотел все бросить и уйти из шайки. Да, я знаю о тебе все, и вот что скажу, ты только выслушай и подумай над моими словами. Все мы под одним небом ходим и однажды, те, кто нам причинил боль, получат по заслугам. Я не настраиваю тебя мстить или сидеть и ждать, когда этот момент наступит, ты продолжай жить дальше. Знаешь, давай, выздоравливай и собирайся в армию. Я поговорю, чтобы тебя куда-нибудь в штаб определили. Там и спокойно и парни все с головой. Глядишь, и толк из тебя будет.

Слова капитана вселили очередную небольшую, но надежду и Савелий согласился. Знал, что ничего хорошего не выйдет, но ему было давно безразлично.

В краткие сроки его дело пересмотрели и определили в часть. Мартынов был доволен, что выполнил свой долг, как полицейский, так и гражданский, а Савка стал ждать, какой следующий удар на выносливость ему приподнесет судьба.

Через сутки Савелий слез с поезда и прибыл в часть, куда его направили. Только он и догадаться не мог, что его ждет.

В кабинете, куда отнесли его документы, сидел очень полный майор, обладающий розового цвета кожей и толстыми пальцами, напоминающими обрубленные сосиски. Он выслушал Савелия, просмотрел его дело и велел подождать за дверью. А сам набрал нужный номер, где сообщил собеседнику приятную новость.

-Господин Никольский? Мне кажется, я знаю, как вам помочь.

Тем же вечером Савку разместили в казарме, велев вещи не распаковывать до утра. Утром его вызвал майор, состроил озабоченное лицо и проговорил.

-Савелий, я так понял, что ты выбрал выполнить долг перед Родиной, а не отсиживаться в тылу, когда такие же парни, как и ты, защищают свое отечество? Так вот, скажи честно, если я предложу тебе перевестись на границу, а здесь пусть другие время тянут? Я ведь вижу, как ты рвешься вперед, тебе так и не терпится проявить себя. Я прав?

Майор был в корне не прав, но возражать Савелию не хотелось. Ему было безразлично, где и как пройдет его служба, вот он и подписал контракт, не подумав, к чему это его приведет.



Аида Остин (Снежинка)

Отредактировано: 15.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться