Умереть и встать

Размер шрифта: - +

Глава 3.1. До бала

Она распахнула глаза и вновь почувствовала отвратительный запах нищей забегаловки, которым пропиталась каждая трухлявая вещь в этом помещении. Теперь угадай попробуй, какой запах одержит первенство в борьбе за вызов тошноты: перегар или мертвечина? Даже разуваться графиня не стала, забираясь ночью в сомнительной чистоты кровать. Раздеваться тем более.

Но как только девушка протерла глаза кулачками и окинула комнату гостевого дома пренебрежительным взглядом, появился еще один повод для раздражения с утра пораньше. Говорят, что можно встать не с той ноги и весь день ненавидеть всё и вся, но она даже встать не успела, а причина для ненависти вырисовывается приличная.

Троица некромантов, слуг сысковых, между прочим, разлеглась на полу, как у себя дома и… Так. Троица. Но ведь на полу их только двое лежит. Один у вешалки, рыжий такой противный. Другой, возраст которого едва до пубертата дотягивал – под умывальником посапывает. А третий куда делся? Умнее оказался и к госпоже своей приближаться не стал?

Медленно Анна-Мария повернула голову, чтобы убедиться в своей правоте, но мимо. Зато она убедилась во второй своей правоте: все мужики – собаки некрещеные.

Брюнет с орлиным носом и интересными глазами лежал прямо с ней рядышком, на самом краю, правда, но сути это не меняло нисколько! Это нарушение личного пространства, вот что это значит!

– Так! – рявкнула графиня, резко вставая с кровати.

Рыжий вздрогнул и снова скорчил одну из своих страшнейших физиономий. Девушка была уверена, что у него таких еще много в комплекте. Мальчуган начал было вскакивать, но приложился головой об умывальник. Громкий звон от столкновения прилагался к сему процессу, но сильно паренька не озадачил. Встал как штык для дальнейшего исполнения поручений.

«Золотце. Пожалуй, этого себе оставить можно», – с умилением подумала Анна-Мария.

Оставался только третий, самый, судя по всему, мозговитый из троицы и самый пробивной. Ничего. И не таких госпожа Понтилат ломала об колено. Образно говоря, разумеется.

– Будите третьего и спускайтесь, – прозвучала первая команда знатной особы за сегодняшний день. Изящным движением руки девушка скинула с плеча черно-белый локон. Выпятила грудь и вздернула подбородок. – Нам нужно обсудить мое возвращение во дворец. Живо.

А как только дверь комнатки за ней захлопнулась, Марло скривил лицо и чертыхнулся.

– Живо, – передразнил он манеру воскресшей, поднялся, но будить никого не поспешил. Спускаться тоже.

Лег на освободившееся в кровати место, блаженно прикрыл глаза, погладил подушку, которой посчастливилось провести рядом с графиней целую ночь. Перевел завистливый взгляд на Азусу, которому посчастливилось аналогичное, и вдохнул прелестный цветочный запах.

Нет, хоть Анна-Мария провела в гробу около месяца или чуть больше, пахло от нее обалденно, все всяких сомнений. Возможно, цветки ипомей служили специфичным освежителем воздуха в закрытой деревянной коробке, но характерный трупный запах отсутствовал. А еще в том, что выбралось из этой деревянной коробки на свет создательский, присутствовал нехилый такой размер бюста, задник ничего такой и личико, которому цены не было. Эх, если бы не стервозный характер и высокое происхождение, Марло бы свой шанс не упустил. Не упустил бы, да-а-а…

– Э! – воскликнул он и мигом одернул голову, когда хищные глазищи Азусы возникли прямо перед его лицом. – Ты чего так пугаешь?

– Ты не забыл наш план? – с хрипотцой спросили у него, и рыжий закатил глаза в ответ.

– Да-да, нарядить нашу стерву и отправить ее на танцы.

Взгляд Азусы потяжелел. Марло терпеть не мог этого явления. Как будто тебя в данный момент насквозь видят или читают, как открытую книгу. В дрожь бросает и пробирает до самых костей.

Но брюнет больше ничего не сказал. Встал с кровати, тряхнул головой, водой ледяной из умывальника в лицо брызнул, чтобы окончательно прогнать сонливость, и вышел. Эмильен едва ли не вприпрыжку – за ним, а Марло решил еще хотя бы пару минуточек понежиться и повдыхать сладкий аромат. Вряд ли Анна-Мария подпустит его к себе на такое расстояние, чтобы его можно было учуять. Или что-нибудь интересное потрогать. Да и не нужно ему это! Вот еще что, к стервам всяким подкатывать…

Зоркое око Азусы тем временем на первом этаже графиню не обнаружило. Странно. Она уже должна была спуститься.

– А, молодой человек, – подскочил к некроманту трактирщик и зашуршал перед его носом двумя пальцами. Жест этот ничего хорошего не предвещал. – Ваша спутница пожелала воспользоваться ванной комнатой, и я включу стоимость этого посещения в ваш счет.

Шумный вздох брюнета слышали, должно быть, все постояльцы, рассевшиеся за столиком первого этажа гостевого дома «Не за здравие, так за упокой».



Аделина Камински

Отредактировано: 16.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться