Умереть и встать

Размер шрифта: - +

Глава 8.6

– А с какой это стати вы оба уставились на меня? – опасливо прижала графиня руки к груди, переводя настороженный взгляд с одного некроманта на второго. – Уж не думаете ли вы, что я соглашусь на подобное? Азуса! – всё-таки нашлась девушка и властно махнула рукой, не выдержав давления со стороны. – Давай, целуй Эмильена. Сейчас же.

– Боюсь, уважаемая графиня, я не по этой части, – предельно сдержанно произнес брюнет. Марло прыснул в ладошку, видать, представив себе эту картину, а вот Анне-Марии было совсем не смешно.

И ладно бы этот первый поцелуй. Знаменательным событием она подобное действо не считала. Но ее снова пытаются использовать самым наглым образом. Причем всё та же тройка, использовать которую должна она сама. В какую степь покатится мир, если будущей королевой продолжат помыкать ведьмаки?

– Да не буду я с этим!.. этого… это…

Но ткнув тонким пальчиком в место предполагаемого местонахождения жертвы любовного зелья, девушка обнаружила лишь прожженную алую ленту, которая использовалась баронеттой в качестве поводка.

– Вот и доспорились, – подытожил Марло, подбоченившись. – Вообще удрал. Что с ним может случиться в таком состоянии? Он же ни черта не соображает. Ходячая академическая библиотека закрывает свои двери. Всем спасибо за то, что пришли.

– Интересно, действие приворотного зелья сойдет за состояние аффекта? Может, эшафот его минует? – серьезно задумался бастард, погладив подбородок двумя пальцами.

– Смотря на кого он бросится, – продолжил дискуссию рыжий. – Вот смотри. Если на служанку безродную, то там уж и мы, как свидетели, поможем, и принц имеет не последнее слово во дворце. Ну а если он растерзает саму баронетту на радостях от долгой разлуки, то здесь уж мы ничем помочь не сможем. А ты как думаешь, графиня? Графиня?

А ее уже и след простыл.

Подобрав подол платья, она неслась по коридору гостевой части дворца, намереваясь нагнать привороженного и, как бы противно ни было, сделать то, что от нее требовалось. Будь он деревенщиной, хоть последним ведьмаком… но этот мальчишка входит в ее свиту. А свита графини Понтилат неприкосновенна! Лишь Анна-Мария имеет право распоряжаться жизнями ее сыскных слуг, ну а баронетта Прежан может катиться со своими аукционами в одно известное место на шесть букв: на эшафот.

Волнистый черно-белый локон выбился из прически, упав прямиком на лоб, и графине пришлось сдувать его на бегу. Несколько тонких влажных прядей прилипли к вискам. Какой неподобающий вид для женщины ее статуса! Уму не постижимо! И всё-таки…

– Нет, госпожа, прошу, оставьте меня наедине с моей любовью! – возопил юный некромант, как только набирающая скорость брюнетка появилась в поле его зрения. – Вы не посмеете разлучить тех, что созданы друг для друга!

– Уж… я-то… не смогу? – отрывисто переспросила она, сбрасывая на бегу туфли. А затем вернулась за ними и, запустив поочередно каждой в удиравшего парня, снова устремилась в погоню. – Я… могу… всё! Запомни же это!

Потеря координации, как одно из эффектов Пряного влечения, сильно подпортила Эмильену побег. Если выразиться еще точнее, то стала роковым стечением обстоятельств. И его роковым растеканием по полу после того, как носок ботинка запнулся об выпиравший камешек в кладке каменного пола. Однако спокойно ожидать своей участи ведьмак не стал. Он пополз! Довольно быстро, но, к его неудаче, по кривой траектории. Именно это помогло Анне-Марии выиграть время.

Совершенно несообразно своему высокому статусу, девушка прыгнула на паренька сверху, придавив к полу. Бесцеремонно схватила за вьющиеся локоны, разок приложила об пол для пущей верности и, скривившись от отвращения, притянула к себе за воротник.

Чмок.

Но даже этого хватило, чтобы в зобу дыханье сперло, а рот захотелось помыть с мылом. И соли наесться для лучшей дезинфекции. Фу, слюни, микробы, мерзость! Гретта Прежан обязательно ответит за это унижение! Для нее графиня придумает особенно жестокие пытки.

– Госпожа? – захлопала глазками главная жертва сегодняшнего утра. Ясный и осмысленный взгляд вернулся к некроманту, но… какой ценой! Ценой поцелуйной девственности графини Понтилат! Даже звучит мерзко. Лучше об этом вообще не вспоминать и забыть, как страшный сон. – Что происходит? Что… вы делаете?

– Так и прибила бы, – замахнулась на него Анна-Мария, всё еще восседавшая сверху, – но тогда все мои труды пропадут даром. Живи, так уж и быть.

Поднявшись и расправив шелковый подол, она кинула последний уничижительный взгляд на ведьмака сверху вниз, хмыкнула и бодро зашагала вперед. Куда-нибудь. Позавтракать, например. Она ведь до сих не завтракала из-за этих троих. Никакой помощи! Одни только хлопоты!

Удивленный взгляд Эмильена провожал ее до самых дверей из гостевой.

Госпожа сидела на нем. И так выразительно ругалась, что сердце готово было выпрыгнуть из груди от нахлынувших эмоций. Даже…

Приложив ладонь к носу, парень нашел ее красной и влажной от свежей крови.

…даже ударила. Его. Простого парня настигла кара от самой графини Понтилат. Самой жестокой, принципиальной и невыносимой женщины во всем королевстве, слава о которой уже давно расползлась по всем уголкам необъятной родины.

Подоспевшие на место Азуса и Марло, перебивая и дополняя друг друга, разумеется поведали мальчишке предысторию. И с каждым новым поворотом рассказа глаза Эмильена открывались всё шире и шире, а рот постепенно растягивался в глупой улыбке.

– Кажется… – решился ответить одноклассникам юный некромант. – Кажется… – взгляд его потеплел, веки опустились, а кончики дрожащих пальцев правой руки дотронулись до губ, – …я влюбился в госпожу.



Аделина Камински

Отредактировано: 16.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться