Уосэ Камуи. Часть 2

Глава 18

 

Акира всю ночь читал манускрипты из Божественной Библиотеки и к утру чувствовал себя морально измотанным и разбитым. Успокоив себя тем, что сегодня суббота, и можно отдохнуть, он без сил упал на кровать. И тут же громко застонал:

«Точно! Суббота! День дурацкого фестиваля!» - за тот застигнутый учительницей поцелуй, их с Настей наказали дежурством во время фестиваля. И открутиться не получится.

Акира перевернулся на спину и прикрыл рукой саднящие от света глаза.

«Дежурство на фестивале. Как объяснила Аой – это меньшее из зол, которое могло с нами произойти. Меня и Настю могли отстранить от учёбы. Мне-то, понятное дело, всё равно. Но вот Настя… ей могло это стоить будущего. – Акира вздохнул – А будет ли оно, это будущее?»

То, что эту Силу не может поглотить ни одно Божество – это он уже выяснил. То, что Светоч покинет свою телесную форму с наступлением Настиного восемнадцатилетия – тоже факт. И поделать со всем этим Акира ничего не в силах.

Правильно тогда говорил Митрич, дедушка Насти! Акира в запале погони за Силой, скрытой в его внучке, как истинный волк уже прыгнул вслед за нею в пропасть, точно за раненой ланью с утёса…

Ему бы бежать от неё на другой край света, найти пещеру повыше, или нырнуть в Божественные Чертоги, да там переждать очередной Конец Света, но…

«Какими мягкими были твои губы… Ты так дрожала, будто маленькая перепуганная птичка… не бойся, глупая, ты не будешь одна. Я останусь с тобой до конца…»

Мимо его комнаты быстро протопали две пары маленьких ножек – Аой и Василиса уже проснулись и наперегонки неслись в ванную.

Тихо скрипнула дверь Настиной спальни.

Акира быстро сел на постели и щёлкнул пальцами, отправляя манускрипты общей кучей обратно в Библиотеку (вот Хранители-то «повеселятся»!), на случай, если Настя решит заглянуть к нему. Но по тихо скрипнувшим половицам Акира понял, что она на цыпочках, будто крадучись, была уже возле лестницы. Это показалось ему странным.

Он встал, одёрнул на себе мятую одежду, с помощью своей божественной силы легко вернув ей свежий и опрятный вид, спустился вниз, на кухню. Настя хлопотала возле плиты с завтраком, и вид у неё был не лучше, чем у Акиры до этого.

«Опять, наверное, с уроками засиделась!»

Она молча и коротко кивнула на его «доброе утро», старательно не глядя ему в глаза. Смутная тревога шевельнулась внутри Акиры. А тут ещё и «маленькая» Аой бросала быстрые взгляды то на него, то на Настю, и изредка не могла скрыть ядовитые ухмылки.

«Наверняка этот наглый ёкай уже успел мне где-то подгадить!» - возмущённо подумал он и хлопнулся на своё привычное место возле стола.

Ночи стали холодными, и завтракать/обедать/ужинать на веранде больше было не уютно. Не смотря на то, что начало октября выдалось не по-осеннему тёплым, Акира чувствовал, что ещё неделя-другая и холодный фронт прорвётся через горы. По-летнему тёплая осень в Ивантеевке сразу и без боя уступит свои права холодной и метелистой зиме.

Настя поставила перед ним привычную большую кружку с чаем и тарелочку с куском вчерашнего пирога с клубникой. Акира вдохнул сладкий карамельно-ванильный аромат и его живот громко заурчал.

Точно! Он же со вчерашнего утра ничего не ел! Вернувшись со школы, Акира сразу закрылся в своей комнате и, занявшись чтением манускриптов, пропустил ужин. Обеденный перекус в школьной столовой не считался: то, что там готовили, божество стойко игнорировало.

Его живот снова громко заурчал, жалобно подвывая. Акира бросил быстрый взгляд на Настю и заметил, как она тихо смеётся. Он выдохнул с облегчением:

«Вполне возможно, ничего и не случилось. Просто она немного не в духе из-за недосыпа» - и с жадностью набросился на пирог, урча от удовольствия.

В калитку громко и настойчиво постучали. Настя огляделась в поисках Кота. Но тот на кухне отсутствовал. Девушка тихо фыркнула: вчера она слышала доносившиеся со стороны бани громкие крики и вой, которые по своей синхронности и задорности подразумевали под собой, что орущие на самом деле поют, а не устроили пьяный дебош с поножовщиной. Всё это могло значить только одно – Кот и старый банник Спиридон устроили спонтанный междусобойчик с «небольшим» алкогольным возлиянием, после которого Кот теперь ещё где-то дрых.

Настя накинула на плечи тёплую шаль и пошла открывать незваному раннему гостю. Им оказался личный водитель Марка. С вежливой улыбкой он протянул ей огромную бордовую коробку, перевязанную золотисто-песочной атласной лентой.

- Это вам от Марка Анатольевича.

Настя плотнее укуталась в шаль, глубже пряча в ней руки. Виновато посмотрела на мужчину и вымученно улыбнулась: принимать подарок от Марка в очередной раз она была не намерена.

Честно говоря, ей было уже жаль этого совсем немолодого мужчину, которому приходилось по поручению взбалмошного мэрского отпрыска сначала бегать в поисках подарков, которые могли бы понравиться девушке. А потом уже за ней с уговорами их принять. В том, что подарки выбирает не Марк, Настя была твёрдо уверена: его фантазия закончилась на «таком же смартфоне, если хошь».

Букеты, кулоны, букеты, броши, платки, даже книги, и опять букеты – во всём этом сквозил вкус взрослого мужчины. Изысканные в своей простоте вещи были настолько элегантны, что Насте иногда приходилось проявить недюжинную силу воли, чтобы отказаться от них.

- Не буду спрашивать, как вы узнали, где я живу, тут и так всё ясно. Но хочу попросить вас больше не приезжать сюда. И тем более не привозить мне никаких подарков от Марка Анатольевича. Я их не принимала и впредь принимать не намерена. – она попыталась закрыть калитку перед растерявшимся водителем, как задняя дверца наглухо тонированного автомобиля открылась и появился её одноклассник собственной персоной.

- Постой! – он подошёл к своему водителю и снял крышку с коробки, демонстрируя Насте её содержимое – Ты только посмотри какая красота, прежде чем отказываться!



Рин Дилин

Отредактировано: 08.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться