Уосэ Камуи. Часть 2

Глава 24

 

Ставр со стоном присел на землю и, облокотившись спиной о дерево, скрипнул от боли зубами. Перед глазами плыли разноцветные пятна, зрение почти померкло, грозясь потерей сознания. Он задышал глубоко и часто, выпуская ртом большие клубы пара.

«Ну же, не время расклеиваться, ты почти дошёл… Вон и исток уже виден».

Маленький родник кристальной птицей бился между камней, словно отчаянно пытался взлететь.

Всю ночь и добрую часть дня Ставр в волчьей шкуре шёл к этому месту. Если провести от домика лесника прямую линию, то выходило около семидесяти километров. Всего ничего, сущий пустяк для любого лютича. Но Ставру пришлось петлять по лесу, обходя преграды в виде расщелин и обрывистых склонов. А с учётом плачевного состояния его волчьей оболочки, получилось не так уж и мало. Он выбился из сил.

Ставр снова вздохнул, выпуская очередное белое облачко в сизое небо, и бросил быстрый взгляд в сторону родника: пройдя так много до цели, теперь он медлил, страшась того, что там увидит. Глубоко в душе ещё теплились клочки надежды, и глупое сердце отказывалось верить, что Любавы больше нет.

В груди снова заломило и ладони вспотели, когда он представил себе её лежащую без движения на холодных камнях, и мёртвыми глазами смотрящую в низкое серое небо. Видение так ясно встало перед его внутренним взором, что Ставр зажмурился, стараясь прогнать его: нет, он ещё не готов увидеть это.

«Посланный шуни давно уже доставил сообщение, теперь все лютичи знают о трагедии, постигшей стаю. Возможно, ребята даже выдвинулись навстречу.

Но… нет. Я пока не могу… я не готов… Любава, прости, что уехал. Прости, что вернулся, когда уже было поздно…

Теперь… теперь торопиться уже некуда.»

Ставр снова вздохнул, выпуская очередное облачко пара, откинулся на дерево и прикрыл глаза.

 

*  *  *

Металлический лязг пустого ведра о камни выдернул его из тонкого забытья. Ставр с удивлением посмотрел в сторону родника – кого это в такую глушь занесло за водицей?

Девушка в длинной до пят юбке, присела на корточки возле источника и пыталась одной рукой подставить ведро под струю, а второй придерживала сползающий с головы серый пуховой платок.

В первое мгновение сердце Ставра ёкнуло от надежды – Любава? -, но в следующее мгновение порыв ветра донёс до него запах смерти и сырой земли.

«Упырь?» - он вышел из своего укрытия и подошёл ближе к берегу ручья, выписывающего дугу перед лесом, прежде чем подпитавшись невидимыми братьями углубиться в русле и в озорном беге умчаться в чащу леса.

«Никогда не встречался с этой нежитью. Старики говорили, что упыри жестоки и опасны. Убить их можно только днём, в их собственной могиле… Стоп! Сейчас же день. Так значит, это не упырь?»

Девушка обернулась, словно почувствовала на себе взгляд Ставра. Большие чёрные глаза распахнулись от ужаса, она поскользнулась, осела на валун и забилась из стороны в сторону, как попавший в капкан оленёнок, силясь убежать. Упрямое ведро соскользнуло с камней и толкаемое упругими водяными струями покатилось к Ставру, наполнив по-зимнему тихий лес лязгом, скрежетом и грохотом.

Поняв, что ноги предательски отнялись от страха, девушка жалобно посмотрела на Ставра:

- Не убивай…

Ставр подобрал догрохотавшее до него ведро и перепрыгнул ручей. Несколько лесных птиц, потревоженных шумом, коротко возмущённо вскрикнули, и зимняя тишина снова укрыла сонным одеялом округу. Ставр направился к девушке, попутно оглядывая округу – тела Любавы нигде не было.

- Упырь? – спросил он, подойдя к ней вплотную.

- Какая разница? – со злой обречённостью огрызнулась она, приняв его вопрос за отказ – Мы для вас всё равно все одинаковые.

Ставр молча разглядывал невиданную доселе нежить.

- Не упырь я, – буркнула она, смягчившись, когда поняла, что Ставр не торопится лишать её жизни. – Я не живая, но и не мёртвая. Сказку о мёртвой невесте слышал?

Он удивлённо выгнул бровь и она пояснила:

- Там про то, как одни богатые люди решили свою дочь выгодно отдать замуж, не смотря на то, что девушка была влюблена в другого. Но она не стала противиться родительской воле и вышла замуж за нелюбимого человека. Сразу после свадьбы девушка заболела и умерла. Её оплакали и похоронили. А через три дня она ожила. И пришла ночью сначала к супругу. Стучалась, плакала, просила открыть, но тот испугался и не впустил её. Затем девушка пришла к родителям, но и те не отворили ей дверь. Тогда она пошла к любимому…

- А он открыл?

Она посмотрела на него, кивнула и продолжила с теплотой в голосе:

- Да, открыл. Отогрел, помог смыть кладбищенскую землю, напоил чаем… - внезапно она запнулась, словно проглатывая слёзный комок в горле и продолжила, с ледяными нотками в голосе – В сказке они с утра пошли к местному попу. Священник заставил её исповедоваться и причащаться каждый день, отстоять сорок служб, а после, когда она выполнила всё, покрестил её. Тут-то у неё сердце и забилось. Поп повенчал влюблённых и настал счастливый конец. Но это в сказке. А на деле… Ты что, и правда, не слышал эту историю?

Ставр отрицательно покачал головой, и девушка незаметно фыркнула – вот дремучий!

- Так ты, стало быть, и есть мёртвая невеста?.. – задумчиво пробормотал Ставр, и надежда пожаром обожгла его сердце: так может, это её Митрович и имел в виду?!

- Не именно она, но да. Прямо как в той сказке, – сказала девушка и снова попыталась подняться.

Ставр протянул ей руку и рывком поставил на ноги.

- Послушай, - сказал он, не зная, как подступиться к волнующей его теме – я тут ищу кое-кого. Может быть, ты видела…

- Огромную волчицу с красно-бурым мехом? – перебила она.

Ставр удивлённо кивнул.

- Видела. И даже могу показать, где она.

- Что с ней? Она… жива? – Ставр судорожно сглотнул.

- Жива, но… всё плохо. Ладно, пойдём, покажу,– она махнула рукой на ведро – Оставь здесь, всё равно за водой вернусь.



Рин Дилин

Отредактировано: 08.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться