Управлять дворцом не просто

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 8. Курс молодого охотника

   Поначалу к затее с охотой я отнеслась хоть и без энтузиазма, но довольно спокойно. Уж лучше так, чем всей честной компанией безвылазно сидеть во дворце. Но затем стали вырисовываться некоторые обстоятельства, благодаря которым идея короля могла вполне взять первый приз в номинации «Бредовые мысли года». Да, это моя личная номинация. Не вижу причин, почему она не имеет права на существование. Итак, неожиданно (и, похоже, не только для меня одной) выяснилось, что последний раз королевскую охоту устраивали около семи лет назад, еще при жизни старого короля. Так что на данный момент борзые и гончие, когда-то знаменитые на всю страну, представляли собой печальное зрелище: одна половина едва передвигала лапы от старости, вторая — не была должным образом обучена этими лапами пользоваться в охотничьих целях.

   Я бы довольно скоро начала паниковать, если бы, как всегда, не выручила человеческая жажда наживы. Лучшие заводчики готовы были целовать мне пятки за возможность «одолжить» своих собак для королевской охоты. В рекламных целях. Пятки целовать я, конечно, не давала, но, исходя из собственной расчетливости, вовсю пользовалась расчетливостью чужой.

   С лошадьми дела обстояли гораздо сложнее, ибо лошади в рекламе не нуждались. Нам удалось сговориться с ближайшим конезаводом об аренде пятидесяти голов на один день. Проявив хозяйственную смекалку, договариваться о цене я всеми правдами и неправдами отправила казначея. Господин Саржо отсутствовал сутки, но в результате (вероятно, изнуряющей осады) уменьшил первоначально озвученную сумму практически вдвое. Таким образом, охота должна была пройти с минимальными затратами средств, чего, конечно, не скажешь о затратах душевных и физических сил.

   К счастью, полного участия в подготовке охоты я не принимала — с лесничеством договаривался сэр Мэлори, оставив на меня более мелкие заботы.

   — Так, шатры уже привели в порядок, гриль установят с утра, — перечисляла я, чтобы не упустить какую-нибудь деталь. — И не забудь заранее заказать побольше разнообразной дичи. Можно даже какого-нибудь кабанчика или косулю — казначей сейчас добрый.

   Повар слушал меня вполуха, погруженный в вырезание чего-то фигурного и наверняка сладкого из теста. Но после последней реплики наконец-то соизволил обратить на меня свое внимание:

   — Зачем дичь? Мы же на охоту едем.

   — Иногда ты меня просто поражаешь своей наивностью. Ну, принесут тебе к вечеру двух измученных потрепанных зайцев, если ты потом умудришься накормить ими сотню человек, то смело можешь основывать новую религию. Так что косули, куропатки — не знаю, для чего там еще сезон.

   Раздосадованный сэр Кит решил применить запрещенный прием:

   — Как жаль, что после всех усилий на охоту тебя не возьмут.

   — Упаковку и доставку кухонной утвари оставляю на тебя, — мстительно ответила я.

   И самое смешное: знаете, почему меня не будет на охоте? Я управляющий дворца. А где должен находиться управляющий дворца? Правильно — при дворце.

  

 

   Но все мои приготовления были мышиной возней по сравнению с тем, что творилось в девичьих будуарах. Сборы шли, а план действий разрабатывался едва ли не с большей тщательностью, чем перед некоторыми крупномасштабными военными операциями. Принцесса Агнесс в одних панталонах и нижней сорочке с видом мученика за веру стояла на табуретке, раскинув руки, чтобы рослой портнихе было удобно делать свои замеры. Вокруг на пуфиках и диванах в вольных позах расположились остальные принцессы. Казалось, они испытывали удовольствие не столько от ароматного чая, сколько от того, что приправляли каждый глоток изрядной долей советов по поводу будущего гардероба их жертвы.

   — Может, тогда зеленый? — высказала предложение принцесса Аска, которую до этого я не видела ни в чем, кроме белого.

   — С такой бледной кожей она будет выглядеть нездоровой, — поморщилась княжна Стасья, нисколько не смущаясь того, что предмет спора стоит прямо перед ней.

   Удивительно, насколько каждая, сама не обладая ни идеальным стилем, ни вкусом, точно знала, что должно пойти другой. Право же, чужие недостатки всегда гораздо более занимательны, чем собственные.

   — Красный смотрелся бы неплохо, — вставила ведьмачка, теребя кроваво-красные кружева на черном шелковом платье.

   — Коварной соблазнительницы из нее не получится, так что не будем обещать платьем то, что потом не сможем дать, — усмехнулась принцесса Анит.

   — Есть одно заклинание… — не сдавалась принцесса Ядвига.

   Все оторвались от чая и булочек и посмотрели на нее очень неодобрительно.

   — Понятно, — вздохнула ведьмачка. — Между прочим, такое предвзятое отношение к магии лишает вас многих возможностей.

   — Ну да, чего только стоит одна возможность присматривать за той зеленой массой в кастрюле, — наконец вмешалась принцесса Агнесс.

   Я все ждала, когда же ей надоест, что ее обсуждают в подобном тоне в ее же присутствии. Ведь несмотря на внешнюю кротость, характер у нее был железный. Нет, все же замечательная будет пара: король, обладающий лишь внешними признаками уверенного правителя, и принцесса, с виду серая мышка, которая не давала бы никому спуску, не держи ее воспитатель в ежовых рукавицах.

   — Не оскорбляйте Людвига! — возмутилась княжна Стасья.

   — А меня, значит, здесь оскорблять можно! Уж цвет платья я в состоянии выбрать сама! — На лице рассерженной девушки даже выступил легкий румянец, что необычно ей шло.



Юлия Васильева

Отредактировано: 12.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться