Упыриха

Размер шрифта: - +

Пашка вооружается

Колька Максимчук стоял на пороге, меряя Пашку равнодушным взглядом и стряхивая крошки со здоровенного живота.

- Чего тебе?

- Слово дай, что никому не скажешь!

Колька презрительно скривил губы.

- Это уж как получится.

- Ладно. Но если проболтаешься, хана тебе!

Пашка поднялся на крыльцо, глядя в рыбьи глаза Максимчука.

- У тебя пистолет остался?

- Чего, чего? Какой еще пистолет? Нету ничего и не было!

Пашка с досадой выругался.

- А тебе зачем, сберкассу собрался грабить?

- Нет! На охоту хочу сходить!

Пашка помнил, что, кроме пистолета у Кольки были еще полезные вещи.

- А что-нибудь из такого есть?

- Коля, с кем ты говоришь? – раздался из дома раздраженный бабий голос.

- Да так, мам, знакомый!

Колька наклонился и перешел на шепот:

- Есть кое-что. Но стоит денег.

- Что?

- Лимонка.

Н-да… граната меньше всего годилась для схватки с летучей тварью. Пашке захотелось послать этого толстого барыгу к чертовой бабушке.

- Мне граната на охоте не нужна!

- Тише! А рыбу глушить?

- Ладно, сколько?

- Сто двадцать!

Пашка смутился. Таких денег он отродясь в руках не держал.

- А крест железный немецкий хочешь?

- Не-а… – Колька неуверенно помотал головой. – Щас такое добро никому не интересно.

- Пятьдесят рублей и крест в придачу!

- Шестьдесят!

- Идет.

- Только учти: если облажаешься, на меня не ссылайся. Я отопрусь, ты ничего не докажешь.

Все, кто видел Пашку с того дня признавали, что он сильно изменился. Только непонятно, в какую сторону. С одной стороны, начал подрабатывать везде, где только можно: колол соседям дрова, полол грядки, чинил, красил. С другой – сделался молчаливым, скрытным и диковатым. Перестал выходить с хутора, не гулял в темноте и все что-то мастерил, закрывшись в сарае.

А мастерил Паша поджигу. Из деревяшки выточил ложе, к которому примотал проволокой медную трубку, заплющенную с одного конца. Из винтовочного патрона наковырял пороху, сделал фитиль. Внутрь засыпал рыболовные грузильца и заткнул дуло куском «Правды» позапрошлого года.

Пашка сомневался, что сумеет выстрелить из такого «пистолета» в нужный момент. И еще больше сомневался, что попадет. Следовало бы его испытать, но уж слишком жаль было пороху.

Затем Пашка стянул со стола большой нож и долго думал, куда его спрятать, зная, что бабушка рыщет повсюду. Додумался до того, что замотал свой арсенал тряпкой и положил в вещевой мешок, который завязал на четыре узла.

Конечно, Паша поступал неправильно, что никому не рассказал об увиденном. Он часто раздумывал, под каким предлогом можно привести к старой церкви милицию. Сказать, что там с войны остался склад боеприпасов? Или что там у бандитов логово? Вот только, что он им ответит, если в подвале никого не окажется? (Пашка помнил обещание Лешего освободить упыриху на следующий день). Еще одна промашка, и можно будет собирать вещи и уходить куда глаза глядят: на хуторе за ним навсегда застолбится слава придурка и брехуна.

Паша решил ждать.



Дмитрий Потехин

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: