Упыриха

Размер шрифта: - +

Еще не конец

Похоронили Гордея Бурлака на старом кладбище у села Архипово. Его доброе, бойкое лицо теперь смотрело с овальной фотографии.

- Как дочь-то?

Пашка услышал тихий разговор председателя колхоза с отцом Катерины.

- Все молчит. Плачет… – еле слышно ответил тот. – Если через неделю не отойдет, в город повезем к докторам.

- Что ж они, ироды, с нею делали…

То, что, как выяснилось, сотворили с Катериной вызвало у хуторян одновременно и ужас, и облегчение. С ней не сделали того, что должны были сделать двое грязных мерзавцев. Вместо этого ее искусали (по мнению следователя, травили собакой) и пытались убить через вскрытие вен.

Никто не мог представить, зачем им это было надо. Все лишь вертели пальцем у виска и проклинали последними словами Лешего с татарином. Только одна старуха вдруг вспомнила про помещицу Кайдановскую, любившую в давние времена пить человеческую кровь.

Все со временем проходит, даже самое страшное. Вот и Катерина постепенно пришла в себя, хоть и рассказывала безумные истории про летучее чудовище.

- Как же ты их, злодеев, выследил-то? – с восхищением спрашивал Пашку дед. – Вот голова-то, а!

- Да так, – пожимал плечами Пашка, не зная, что ответить.

- Вот, почитай, и смерти в глаза посмотрел. Боязно было?

- Еще бы!

- Да… Меня, помню, тоже бандиты хватали, еще в детстве. С отцом как-то пошли на ночь глядя, черт его попутал…

Дед что-то вспоминал, рассказывал, а Пашка думал об одном: как теперь жить дальше.

- Дед!

- А?

- Я наверно осенью в Москву поеду работу искать.

- О как! – дед поднял косматые брови. – А мы уж тут тебя…

- Знаю. Просто ты мне тогда правильно сказал: время сейчас другое.

- Ну да, верно…

- А хочешь… – смущенно начал Паша. – Сам с бабушкой не хочешь в Москву поехать жить?

Дед в изумлении почесал усы, растерянно глядя на внука.

- Да нет. А чего нам там делать-то?

- Ну как же, – напирал Пашка. – Там столько всего. Метро, ВДНХ, дома огромные строят!

- Ну а где ж нам там жить?

Пашка махнул рукой.

- Придумаем.

- На вокзале! – рассмеялся дед. – У прохожих будем побираться и на скамейках ночевать! Ладно, хватит огород городить! Вон уж полночь, спать надо.

Он поднялся с табуретки и пошел в кровать.

Паша не мог объяснить деду с бабушкой свой страх за них. Все было еще впереди. Он чувствовал это, глядя в непроглядную темень и шевелящиеся черные ветки за окном.



Дмитрий Потехин

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: