Урхо и Саламандры

Размер шрифта: - +

Урхо и Саламандры

Урхо каждое утро сидел, глядя на море и белую Мирьям. Нынче Мирьям всего два раза мелькнула перед ним и, приветливо махнув белым одеянием, скрылась в тумане. Урхо вздохнул и подумал об Айно, в этот час сидевшей и прядшей свою бесконечную нить. Локи, который возвращался в родные края из далёких странствий, сказал Урхо, что там, где он был, в южных землях, эту нить прядут три девы, из которых младшая, тянущая нить, понравилась ему больше всего. Её звали Клото и, вообще-то, она была родной сестрой норны по имени Урд, а, значит, и сестрой самого Локи. Но Локи счёл, что, никогда не видя её до того, мог бы и приобнять её разок-другой. К тому же родственные связи никогда не служили препятствиям ни тем, кто родился и жил в южных землях, ни тем, кто обитал в родных краях Локи. Локи, сказал, что сестра Клото Атропо очень похожа на неумолимую Скульд. Однако потом Локи признался, что это было очень странное чувство. Ему, пожалуй, показалось, что когда он приобнял Клото, то с её лица на него посмотрели глаза Урд. И это было довольно неприятно. Наверняка, если бы Локи не остановился, Один узнал бы обо всём. А Локи этого очень не хотелось. Тогда Локи нашёл себе древесную девушку, по целым дням шумевшую ветвями в оливковой роще, а по ночам выбегавшую в долину вместе с сёстрами. Локи рассказывал, что древесная девушка играла в лунном свете обнажённой, но Урхо этому не очень-то верил. Ведь так не годится! Но Локи уверял, что там только так все и делают, и лишь после признался, что, пожалуй, её наряд был составлен из оливковых веток. Но это не мешало рассмотреть ему всё, что он хочет, и получить то, ради чего он гонялся за ней по всей долине.

— Это было весело, — сказал Локи. — Так весело и жарко, что я бы ещё и ещё оставался там. Но ты же знаешь, что Один не велит нам надолго отлучаться из дому.

— А почему она древесная?

— Ну… — Локи развалился на песке и почесал живот, — пожалуй, потому, что она живёт в дереве. Знаешь, — живо продолжил он, — в наших краях я знал ундин, сильфид и сильфов. Кстати, — он рассмеялся, — один из сильфов сдуру влюбился в Геллу. Вот была потеха! Та всё пыталась отправить его к девам, но он же бессмертный, как и она! Ну, или почти бессмертный…

— Почти? Это как?

— Долго объяснять, — Локи нахмурился. — Потому-то Тор и точит свои топоры, что… Ну, да хватит! — он прервал сам себя и, вскочив, сплясал свой танец. — А ещё я знал гномов и кое-кого из этих горных семейств, что живут в стеклянных холмах. Но древесные девушки — такое лакомство, которого в наших краях не сыскать!

— А эту древесную девушку разве нельзя было взять с собой? — спросил его Урхо.

— Нет. Совершенно невозможно, — ответил Локи. — Думаю, что сестрица Фрейя слопала бы её за один присест.

— Зачем одной девушке лопать другую?

— Ты наивный, Урхо. Спроси у своей Айно — зачем. К тому же, — тут Локи почесал в затылке, — я кое-что должен Фрейе. Ну, если ты понимаешь…

— Боюсь, что не понимаю, — ответил Урхо.

— Ну, мы с ней тоже малость порезвились. Правда, было так холодно, что я бы и не назвал это «резвиться». Нас смыло волной и Один ещё долго смеялся над нами. Он велел в другой раз для утех выбрать место понадёжнее и сказал, что многие из его берсеркеров (ну, ты знаешь, так он называет этих мягких и нежных созданий, которые надевают на себя рогатые шлемы и думают, что стали от этого сильнее, но всё же остаются такими мягкими, что любое дуновение ветра уносит их в царство Валькирий, однако, Один даёт им зелье, отчего они становятся злее и могут биться даже тогда, когда дух их уже ушёл к девам, но ноги ещё стоят на земле, а руки держат меч и секут им врага) идут служить брату Одина бородатому громовержцу на восток, в иные земли. И там есть время и для утех на зелёной траве. Знаешь, трава там зеленее, чем у нас, и ветры теплее.

— Да, знаю. Эти ветры рассказывают о хлебе и ещё о чём-то, что не пахнет кровью.

— Да, земли там другие. Пожалуй, мы с Фрейей и отправимся туда. Но это будет уже потом. Теперь Тор ждёт нас со своими топорами и говорит, что грядёт большая битва. Так что прощай, Урхо, мне некогда больше болтать тут с тобой.

— Прощай, Локи!

— Обними от меня свою Айно. Что ни говори, а она хорошая женщина. Очень похожа на мою сестру Скульд.

С этими словами Локи собрался и ушёл. А Урхо остался сидеть у моря.

Отчего именно в этот день он вспомнил про Локи? С тех пор минуло… Ну, уж минуло, так минуло! Его Юха уже вошёл в хороший возраст, а ведь когда Локи был у него в последний раз, Юха только что народился. Да и «нежных созданий» довелось с тех пор узнать Урхо. Вот и в этот день кое-кто из них ходит уже по морской кромке. Видно, Мирьям не захотела на них смотреть, оттого и исчезла. Ну, так что же… Жаль, что с Локи больше так и не удалось поболтать. Куда он пропал? Не умер ли, как тот безвестный музыкант, что играл на свирели на южном ветру? Не ушёл ли к он к своим девам? Вот интересно, если Локи ушёл к девам, то куда ушёл тот, что играл на свирели? Кто, кроме Локи, смог бы ему рассказать!

— Кто? — вслух воскликнул Урхо и ветви деревьев качнулись, а «нежные созданья» на берегу присели, удерживая на себе рвущиеся с голов странные уборы, которые они звали «шляпами».



Наталия Викторова

Отредактировано: 20.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться