Урок выживания

Размер шрифта: - +

Ника

    Вся ночь поместилась между выдохом и вдохом.

   Закрывала глаза, стояла темень и вот уже сквозь сомкнутые веки пробивался свет. Но не он разбудил Нику. До нее долетел низкий, угрожающий рык и она рывком села.

   Скорее всего, этого делать не стоило. В нескольких метрах от нее стояла, прочно утвердившись на мощных лапах огромная слепая собака. Белели в полутьме закрытые пленками глаза. Черная морда, лишенная шерсти, морщилась, обнажая искривленные клыки. Челюсти плотно прилегали друг другу, так, что зубы шли внахлест. Вырваться из такой пасти можно было одним способом - оставив куски собственной плоти.

   Ника смотрела на собаку, приготовившуюся к прыжку снизу вверх - морда нависала над ней. Девушка не шевелилась, боясь, что это окажется той последней каплей, которая переполнит чашу собачьего терпения.

   Ника опустила глаза, отыскивая оружие. Оно не замедлило обнаружиться. Вот проспала так проспала. Автомат лежал между ней и тварью с правой стороны. То же касалось и пистолета, предусмотрительно положенного с вечера под руку. Видимо, первый раз за четверо суток Ника провалилась в такой глубокий сон, что отфутболила оружие подальше от себя. И правильно, пусть не мешает.

   Нечего было и думать о том, чтобы дотянуться до оружия. Вряд ли собака согласится подождать, пока она возьмет его в руки и выстрелит в слепую морду. Оставалась надежда на нож, спрятанный за поясом. Она скосила глаза, пытаясь определить, сможет ли быстро выхватить его. С этим тоже не повезло, рукоять была надежно скрыта за курткой.

   На каждое движение тварь реагировала болезненно. Короткие уши стояли торчком, улавливая малейший шум, идущий от человека. Собака пригнулась. Бока, лишенные шерсти, раздувались и опадали, обнажая частокол ребер, покрытый черной лоснящейся кожей. На розоватых деснах выступила слюна. Собака глухо рычала. Но, как ни странно, с места не двигалась.

   Что помешало ей вцепиться горло спящему человеку, Ника не знала. Чем дольше длилось непонятное противостояние, тем яснее становилось, что тварь не позволит ей двинуться. Рано или поздно собаке надоест. Но черт побери, как не хотелось нарушать это шаткое равновесие!

   Девушка медленно - настолько, насколько смогла - подняла правую руку и развернула открытой ладонью в сторону собаки, демонстрируя мирные намерения и одновременно отвлекая внимание от левой руки.

   Оскал слепой твари стал шире. Грозное рычание перешло в хрип.

   В нелепой позе с поднятой рукой Ника просидела минут пять, если не больше. Еще медленней чем поднимала правую, левую руку девушка положила на боковой карман куртки. Оставалось поддеть его и вытащить из чехла нож.

   Собака тоже не теряла времени даром. Так же медленно она продвигалась вперед и теперь их раздело от силы метра два.

   Не успеть, никак не успеть. Девушка уже видела, как несется к ней обтянутое мышцами тело, как смыкаются на шее страшные челюсти. Как захлебывается она собственной кровью, пытаясь столкнуть с себя тяжелое тело, бестолково нанося удары ножом во что попало.

   Нет, не успеть, - с этой мыслью Ника коснулась рукой куртки.

   И тогда собака дернулась.

   - Собака, - вырвалось у Ники от безысходности. - Хорошая собака.

   Рука запуталась в складках куртки - что ни говори и села неудобно. Знай, с чем придется столкнуться, села бы по-другому.

   При звуках ее голоса тварь повела себя еще более странным образом. Вдруг разгладилась кожа на морде, закрывая десны и клыки. Черный влажный нос пошевелился, втягивая воздух.

   - Хорошая собака, - повторила Ника, не понимая почему еще до сих пор жива. - Ты хорошая собака.

   Она нащупала рукоять и вытащила из чехла нож.

   Дальше стали происходить и вовсе непонятные вещи. Гроза Зоны встрепенулась. Напряженные мышцы, клубками перекатывающиеся под кожей расслабились. Собака мотнула обрубком хвоста из стороны в сторону и пошла на Нику.

   Это была сука. Вытянутые треугольники сосков сочились влагой.

   Сжимая в руке нож, девушка ждала.

   Задевая хвостом бока, собака подошла вплотную и ткнулась мокрым носом в открытую ладонь. Шумно вздохнула, как вздохнул бы человек, вернувшийся домой. Из приоткрывшейся пасти выкатился язык и лизнул руку.

   - Собака. - Потрясенная до глубины души, Ника несмело коснулась уродливой морды. Собака боднула ладонь и снова лизнула. - Хорошая собака, ты хорошая собака.

   Девушка сорвала клапан с банки тушенки не для себя - она съела пару кусков и больше в горло не лезло. Остальное она отдала слепой собаке, ловившей каждое ее движение. Огромная черная тварь не заставила себя упрашивать. Она честно пыталась подцепить зубами угощенье. Пожалуй, ей проще было бы проглотить банку целиком. Наконец Ника не выдержала - перевернула банку, вытряхнув содержимое прямо на доски. Дальше дело пошло быстрее.

   Чуть позже Ника остановилась у входа в лаз, вглядываясь в черноту колодца, заполненного масляно блестящей водой. Собака не отставала. Она ткнулась мордой чуть пониже спины.



Ирина Булгакова

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться