Уроки правильной ориентации

В переговорной Ангелов Чарли

Три Вероники: Я, Ника, Роня — три звезды потока. По крайней мере мы любим думать именно так. Когда встретились на первом курсе во время знакомства с будущими “товарищами”, — так у нас предпочитает называть друг друга староста, — чуть со смеху не умерли представляясь. 

Ещё бы — в одной группе аж три Вероники!

И столкнулись мы на последней парте лекционной, где, не сговариваясь, сели втроём. 

У нас были айфоны одной модели — это раз. Очень похожие укладки — это два. Ну и на сладкое… цвета волос, как у золотого состава Виа-гры: я — брюнетка, Роня — огненно рыжая, Ника — пепельная блондинка. 

В тот день мы переглянулись, улыбнулись друг другу, как заговорщицы, и почти одновременно выпалили “Вероника”. 

Уже к концу пары сделали три бумажки с разными формами нашего имени и вытащили по одной. Я стала Верой, и с того момента так меня все и звали. Вторая — Роня, третья — Ника.

А почему три звезды?

Потому что Роня — лучшая по части танцев.

Ника — поёт, как Агилера.

Я — абсолютно точно мозг этой команды. 

Таким составом мы покоряли “Студ-вёсны”, брали “Мистер и Мисс” и могли с гордо поднятыми головами шагать по коридорам корпусов. 

На первом курсе Мисс ХГТУ стала Роня, благодаря её модельной походке вкупе с прекрасным хореографическим этюдом. 

На втором — Ника, её величество четыре октавы. 

И вот настала моя пора. 

Третий курс и на носу отбор. 

Сейчас же мы сидим в спальне Рони, в доме её родителей и едим уже второй лоток мороженого, потому что Ника расстроена!!! и Ника хочет!!! смотреть “Жестокие игры”.

— Ник? — протягивает заискивающе Роня.

— Что? — недовольно ворчит Ника, обнимая лоток с мороженкой и пустым взглядом глядя в экран. Риз Уизерспун уже почти уложил в постельку Райан Филлип.

— Ты на него обиделась? — понимающе уточняет подруга.

— Он обещал! — не отпирается Ника, выговаривая наболевшее.

— Понятно, — Роня вздыхает, а я улыбаюсь, глядя на них. Ну просто эпизод из “Секса в большом городе” или девчачьей комедии.

 — Слушай, а с чего ты взяла, что ОН гей? — решаю перевести тему на другое “зло”. 

— А кто? — Ника сразу же понимает, о ком я говорю. — Какой парень бу-удет…

— Ну Тёма бы запросто такое выдал, — перебивает Роня, для важности грозя ложкой. 

— Пфф, я вас умоляю! — закатывает глаза Ника и ставит на столик лоток мороженого. — Вы видели его кисти? — выгибает свои, изображая вчерашние па “стипухи”, но ничего не выходит, а Роня вскакивает на ноги и начинает гнуться, как гуттаперчевая девочка из цирка. 

— Да! Он просто… вог-Бог, — вздыхает наша балерина, опадая обратно. — Вы видели эти но-о-оги… — восторженно поскуливает она. 

— Да точно гей! — с твёрдой убеждённостью кивает Ника, скрещивая руки на груди.

— Ты с чего это стереотипно мыслить взялась? Ты же защитница ЛГБТ и борец с предрассудками! — усмехаюсь я.

— Я-то — да! Но Тёма… — кивает Ника и изгибает многозначительно брови. —— И вы видели реакцию Антона! Он даже не стал нападать ни на кого! Это точно всё подстроено! А этот сахарный мальчик — гей! — с толикой сожаления, но, увы, без сомнения заключает она и всем видом демонстрирует, что спорить бесполезно.

— Я не уверена, — упрямо качает головой Роня, садясь в шпагат. — У меня много мальчиков-танцоров и они… — запнулась на миг, — не все повально геи… Если честно, вообще ни одного гея на всю студию! 

— Спорим? — Ника протягивает руку и Роня недовольно на неё косится снизу-вверх. — Он был в пеньюаре! — решает дожать подругу Ника, ощутив, что Роня и без того в сомнениях. Она села на любимого конька и продолжает выискивать пункты в копилку нетрадиционной ориентации незнакомца. 

— И что? — фыркает Роня, но на спор пока не отвечает.

— А то, что даже у гейского юмора должны быть берега! — убеждённо поясняет Ника, а потом как-то затихает, будто сейчас будет отчаянно лукавить. Нашла дурачек, хотя… Роня вроде готова верить. — Мне жалко парня…на самом деле жалко, подставился этим… придуркам придурошным! 

— Странно, мне показалось, что они были знакомы, — вставляю пять копеек я.

— Я бы знала, если бы они были знакомы! — категорично заявляет Ника. — Впервые вижу этого чувака. Мне кажется, они просто… не знаю… — и неопределённо жмёт плечами, не находя слов.



Ксюша Левина, Александра Ермакова

Отредактировано: 26.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться