Уроки правильной ориентации

Жених и невеста

Было дёргаюсь обернуться, но опережая меня, на мои плечи ложатся чьи-то совсем не девичьи руки. Пальцы уверенно сжимают, надавливая на обнаженную кожу.

—  Тшш,  — тихо шепчет некто, отдалённо знакомый\незнакомый и медленно тянет за собачку, застёгивая молнию. Костяшка пальца давит на позвоночник. Медленно, прямо дьявольски медленно, но уверенно. 

Жар в теле, по коже опять бегут мурашки. 

Это что… тот незнакомец?
А вдруг?..
Почему нет?
А вдруг...

Он до сумасшествия спокойно затягивает ленты корсета, завязывает, закрепляет.

—  Теперь пофотать? — чуть насмешливо спрашивает, хрипло и как-то пошло.

Терпение заканчивается. Оборачиваюсь, потому что больше меня не удерживают, и чтобы не казаться жалкой и растерянной, старательно делаю вид, что не тронута произошедшим. Я собираюсь прямо сейчас дубасить придурка, решившего поиздеваться, а потом дубасить Роню, что не пришла первой. Решимости хватает ненадолго...

Вместо гордого высокомерия, замираю, как вкопанная.

По моему лицу блуждает внимательный взгляд ярко-зелёных глаз в обрамлении тёмно-русых ресниц. У наглеца светлая щетина, не рыжеватая, как часто бывает у блондинов, а скорее светло-коричневая. И свисающие на одну сторону лба ниже линии скул  волнистые, медовые волосы. 

Александр!

Причёска идеально-небрежная. Ухмылка загадочная настолько, что заставляет сердечко нестись галопом. И вообще его близость неправильно на меня действует — волнение в душе разыгрывается нешуточное.

От этой ожившей сказки подкашиваются коленки и приходится напомнить себе, что я тоже не промах! 

Но внутри всё предательстки вибрирует. Медленно начинаю краснеть, ибо воспоминания некстати таранят мозг: то, как  в одних трусиках наклонялась, как вертела задом, втискиваясь в платье. 

Горю всё сильнее, дыхание учащается.

Губы Александра трогает очаровательная усмешка, словно он точно знает, как на меня действует, и знает все мои непристойные мысли о нём. Легко, почти неощутимо касается моей щеки костяшкой пальца. Не то оглаживает, не то стирает невидимую мне пылинку, а в моей голове истерично бьются мысли:  “Ну почему так хорош? ПОЧЕМУ, чёрт возьми, с*** п***** н***** б**** ГЕЙ? А может… нет?”

—  Помада,  — разбивает в прах хрупкую надежду на невероятное, хоть и шепчет у самых моих губ. Мне бы взрыкнуть, послать, но понимаю, что меня тянет к нему. Меня, как магнитом, притягивают его губы. Очень красивые, идеальные и настолько недоступные, что мои собственные аж сводит. — Слишком вульгарная, — спускает с небес на землю невинной репликой. 

Бум! Бум! Бум!

Как воздушные шарики лопаются мои восторги на тему совершенства вог-Бога. 

Закипаю.

Вот же падла! Знаток помад, что б его!

— Спасибо за помощь, милый, — выдавливаю улыбочку и протягиваю телефон: — Держи.

Наклоняюсь за фатой, и плевать на длину платья. А оно такое короткое, что сверкаю труселями. Уж, простите, Александр, считай, подружка... Да и видел обнажённого тела на мне куда больше, чем просто зад! 

Убеждаю себя, но во мне закипает женская стервозная натура. Она брызжет ядом, что “стрипух” нас унизил и должен за это расплатиться... кровью! 

И даже если в его штанах на мой зад ничего не колышется  —  моё дело предложить, а на нет и суда нет! И это всё не значит, что ему прощается такая выходка, как подсматривание за МНОЙ! Такое с рук никому не сойдёт! Ему тем более! И мстя моя будет страшной! Чисто женской, коварной и...

Нахлобучиваю на голову фату, щёлкаю заколками, подкрашиваю “вульгарные” губы, а потом, ему назло, уверенно размазываю помаду тыльной стороной ладони, оставляя на коже жирный, алый след. 

Со злорадной самоуверенностью ухмыляюсь, глядя в слишком удивлённые и тёмные глаза Александра:

— Так лучше?

Звучит как вызов. И Саша его принимает молчаливым прищуром.

— Как насчёт фотосессии со мной? 

И пока он не успевает отказаться, выуживаю из ящика чёрный галстук-бабочку. Решительно набрасываю на шее Александра, как никогда мечтая затянуть узелочек потуже, и вместе с тем молясь, чтобы парень наконец ответил хоть что-то... “да-да”, “нет-нет”.

Александр недолго колеблется:

— Да влёгкую! — без какого-либо видимого напряга принимает вызов. Заходит в костюмерную и… стягивает тонкую однотонную футболку с длинным рукавом, оголив торс.
 

Примечание:
ПОЧЕМУ, чёрт возьми, с*** п***** н***** б**** ГЕЙ?
Разумеется, героиня имеет ввиду: ПОЧЕМУ, чёрт возьми, самый прекрасный но блин ГЕЙ?



Ксюша Левина, Александра Ермакова

Отредактировано: 26.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться