Уроки правильной ориентации

Выступает товарищ Валикова

С пьедестала слетаю уже в универе.Отрезвление, как от ушата ледяной воды, настигает ещё на улице, на подходе к главному зданию. Хорошее настроение падает до отметки “неприятный шок”, а триумфальное шествие до откровенного оцепенения. Даже рот от удивления открываю, но благоразумно захлопываю, чтобы не выдать, как меня задевает увиденное.

Сказать, что лицо Валиковой светится  — ничего не сказать. Ощущение, что эта п... прекрасная девчонка вытянула выигрышный билет с Джек-потом. 

Словно королева сидит на пассажирском сиденье тачки Александра и это видят все тусующиеся в “парке”, как громко обзывают три тополя и газон перед главным корпусом. 

О, это что-то!!!

Шепотки летят по всей немалочисленной толпе взволнованных студентов. И все! ВСЕ! Смотрят на Валикову и Сашу, и даже мы с Никой, застываем, забыв о чём только что хихикали.

Александр держит руль небрежно, одной вытянутой рукой, вторая на ручнике, голова расслаблена лежит на спинке кресла. И всё это нам видно, потому что он заехал прямо на преподскую парковку на своём кабриолете с откинутым верхом! 

Мажор!!! Но смотрится круто! И... о, как же Валикова счастлива сейчас. Не завидую, нет, но мне безумно смешно от её вида. Она даже не победительница, она будто уже счастливая невеста и мамочка трёх прекрасных ангелочков. 

—  Да пошла она в ж**у*!  — солидарно моим неутешительным мыслям восклицает Ника, обняв учебник по истории. 

—  Да что ты…  — вздыхаю я, вонзая ногти в ладони. 

 —  После вчерашней твоей фотки…

Мне кажется, что об этом думают сейчас все. 

Вчерашняя фотка  — произвела фурор. И буквально пять минут назад все говорили только обо мне, а самое крутое, что светясь улыбкой, ко мне подошла Алёнка, одна из организаторов конкурса, и шепнула “по секрету”, что я ТОЧНО прошла!

—  Что-то, кажется, у тебя… увели мальчика? — ненавистная Иванова, как дипломированная ведьма, вырастает из ниоткуда и расплывается в победной улыбке. Стоило догадаться, что она не упустит момент мне щёлкнуть по носу. —  Мило, правда? — лжи восторгается змея.

Мы снова смотрим в сторону Валиковой и её “мальчика”... и теперь у нас правда челюсти отвисают. Альбина целует Александра в небритую щёку, приподняв одну ножку, как милая, очаровательная юная леди. Дурашливо хихикает своему порыву, пальчиками перебирает воздух в невинном жесте “пока” и воздушной походкой убегает в корпус. 

—  Очень мило, — почти выплёвываю, закатив глаза. Чтобы больше не спалиться, как она меня уела, торопливо шагаю в сторону здания. Ника бежит за мной, но на её каблуках за мной так просто не угнаться.

—  Ты куда? — еле поспевает и то, потому что я чуть снизила скорость. — Обиделась? Расстроилась? —  лопочет она. Мы останавливаемся у турникетов, подруга как обычно теряет пропуск в необъятной сумке. — Всё? Ты сдалась? Ну? — допытывается нетерпеливо.

— Да не дождутся! Мне на эту Валикову… она-то всерьёз! Ха, я тебя умоляю! — я переполнена злыми эмоциями. Они пузырятся, как в бокале шампанского, и я смеюсь от этой щекотки. — Ник, для меня это прикол, не более, а Валикова — влюбляется. Вот и вся разница. Пошли! История не ждёт!

—  Ага… 

Мы идём к лекционной под Никин бубнёж то о Валиковой, то об Александре. В холле второго этажа к нам присоединяется Роня. Она зарыта по уши в учебник, потому что жутко боится препода. В итоге — за глаза этой тройки отвечаю я, единственная, уставившаяся на дорогу. 

— Не боишься?

— Не боюсь, — отвечаю, даже не поняв, на какой вопрос. 

Валикова… 

Валикова.

Ну и пусть забирает. Пофиг. 

Она ж ему даже не идёт, ни капли: ни к лицу, ни к телу, ни к улыбке, ни к машине, ни по темпераменту!

Валикова вся из себя просто типичная, а Александр  — сущий гранж. Такой таинственный. Тёмный, хоть и светлый. Такой спокойный, несомтря на то, что взрывной. Такой...

Стоп. Таинственный?! Тёмный...

Воспоминание о подсобке и загадочном парне, поцеловавшем меня в темном чулане, выходит каким-то смазанным. Будто была пьянющей и ничего не соображала. Помню только, что мне... понравилось. Дико-придико. И он точно не был геем, и точно не стал бы катать на машине Валикову!

А значит, моя симпатия к Александру не так сильна, как к загадочному мистеру-Икс. И значит, что я всё-таки больше влюблена в таинственного Вампира, чем в кого бы то ни было.

Я успеваю успокоиться, когда натыкаюсь на вездесущую Альбину. Она стоит на третьей ступеньке в лекционной и с высоты смотрит на девчонок, рассказывая им ка-ак галантен наш Александр, как прекрасен и как хороша его машина, но я гляжу на неё, уже расплывшись в улыбке.

— Ты бы лучше про Второго почитала, — заявляю я, сложив руки на груди. Роня воет:

— Как про… второго… 

— Ну Николая! Мы сдавали на прошлой паре, — поясняю ровно.

— Да как так-то… — в глазах подруги паника.



Ксюша Левина, Александра Ермакова

Отредактировано: 26.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться