Уроки правильной ориентации

Шнурки в стакане

Вера

 

 — Разбуди меня звонок, разреши теперь раздеться
Ты  так сильно одинок, что не знаешь куда деться, —
имитирует микрофон расчёской Ника, откидывая волосы с плеча на спину. Роня и я умираем в страстном танце рядом. 

— Но  в этом весь винтаж твой, 
И если войти в кураж
То не надо уже дружить же дружить, с головой, —
Ника делает вид, что стреляет себе в висок, а мы падаем замертво за её спиной. 

— Ты даже сам и не знаешь, насколько сильно
Ты  самый крутой…

И-и-и…
Хором!

 — А  я каждую песню пою тебе
И мне так хорошо, в полном клубе людей
А  я танцую здесь по своей вине
И мне так хорошо, и мне так веселей!

Вино и песня подходят к концу, но это разве что-то значит для тех, кто молод и весел?..

Моя спальня превратилась в настоящий бедлам, пол усыпан попкорном. Ника уронила начос, и он теперь забился в ворс ковра, а криль свалился с кровати и по пути запачкал плед. 

Бокалы не разбиты — ура! За такое мама бы точно вставила по первое число. 

 — Я люблю тебя, как в самых попсовых мотивах,
Самых зачитанных книгах, а не в YouTube.
Я веду тебя, как клятвы на стенах в подъезде.
Помнишь рисунки созвездий? Теперь одна на тату.

 Наше трио в стиле Виа-Гра отжигает по полной, и вот вот придут соседи… ну или мама с работы. Одно из двух. И ведь на часах ещё даже не ночь, но нужна ли темнота за окном, чтобы немного расслабиться?

Мы с хохотом падаем на кровать, Роня визжит, потому что ей в спину вонзается угол линейки.

— Ах-хах, жива? — волнуюсь за подругу и заваливаюсь головой на Никин живот. 

— Жива… — морщится Роня, растирая больное место.

И тотчас, как по команде замираем, прислушиваясь к звукам квартиры. Я торопливо убавляю звук, замок входной двери щёлкает, раздаются шаги, шелест пакетов.

— Мама, — хором восклицаем и бросаемся в коридор. 

— М-м-м, мои тройняшки, кажется, навеселе? — с улыбкой подмечает моя идеальная женщина и упирает руки в бока. — Значит, вино я покупала зря?

Как бы это не казалось, но да, мировая мамуля, моих подруг принимала как родных. В нашей ситуации её подкупало всё: и что мы все Вероники, и то, что учимся в одном учебном заведении, и то, что каждая из нас хороша по-своему. 

Естественно, девчонки к ней относились с такой же ответной любовью. И у меня складывалось впечатление, что мы одна большая дружная семья, а Роня и Ника мои сёстры.

Гурьбой вваливаемся в коридор, чтобы потискать мою маму обятиями. 

Приезд крутой мамочки начали отмечать чуть раньше, чем она появилась на пороге, теперь за нами штрафные и долгие разговоры по-душам заодно. 

Мама у меня действительно красотка. Её анкета выглядит так: не замужем, старшая бортпроводница, ещё нет сорока (спасибо, ранние роды), выглядит едва-ли на тридцать, дома живёт от силы неделю в месяц. 

У Карины Николаевны идеальные, гладкие, чёрные волосы, которые и мне достались, ура! Бронзовая кожа, которая мне не досталась, увы! Огромные карие глазищи и о-о-очень богатый постоянный любовник, которого мы называем “мистер-идеальный-дядя”.

— Ну-ка помогайте, — командует нашим коллективом мама, утягивая нас на кухню. Хозяйски включает погромче музыку и подпевая, танцует вместе с Роней, красуясь идеальной фигурой и гибкостью. 

Мы заслушали плей-лист и знаем какая за какой будут песни, а мама... просто знает все хиты лета. И от неё слышать пресловутую “Я хотела твою фамилию”, будто поставить на песню знак качества и таинственную ауру.

В детстве мне казалось, что моя маман — девушка Джеймса Бонда, как минимум. Сильнее, круче и прекраснее женщин я ещё не видела.

— Та-а-ак, я не видела вас, тройняшек, уже вечность и желаю всё знать! — мама поднимает бокал и мы чокаемся. 

А уже спустя пол часа Карина Николаевна знает всё от и до про Александра. Мы даже находим его инстаграмм, листаем фотки, залипаем на отрывки танцев и взгляд Карины недобро загорается.

— А он… ничего, — хмыкает она и оценивающе косится в мою сторону. — И ты, ханжа моя, решила, что перевоспитаешь этого мальчика?

— А ты в ней сомневаешься? — спрашивает Ника, пихая маму в бок.

— Ну как сказать… — она окидывает меня с головы до ног оценивающим взглядом и хмурится. — С одной стороны, Вера реально оч красивая, — у мамы немного развязная молодёжная речь. И это при том, что она может говорить заумно. Магия, как есть! — А с другой… у неё планка по части собственного достоинства…

Она закатывает глаза и подмигивает Нике, которая понимающе кивает.

— Почему не Роня? — в свою очередь Карина пихает несчастную Роню в бок. Подруга краснеет, щёки пылают. 

— Та-а-ак, — я подаюсь вперёд, шокированная, что эта идея не пришла мне в голову раньше.

Становится ясно, что я что-то упустила. 



Ксюша Левина, Александра Ермакова

Отредактировано: 26.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться