Уроки правильной ориентации

Идеален, как Эдвард Каллен

Порываюсь оглянуться, но мне не дают. Так и стою крепко прижатая к чьему-то телу и почти уверена, что точно знаю к чьему. 

Толстовка!
Запах!
Руки!
Ощущения!

Всё настолько знакомо, что мысли о других стираются. 

Я кайфую. 

Мне удобно в этих руках. Они обнимают так нежно и в то же время по-хозяйски, что я чувствую себя нужной, желанной. Они не просто держат — они хотят изучать моё тело и готовы защитить меня от падения снова.

Уха касается дыхание:

— Осторожнее, — звучит знакомый проникновенный шёпот в ухо. — Не позволяй всяким слабакам тебя танцевать, милашка... 

Вампир, я уверена, что это он! 

Касается мочки коротким, мягким поцелуем, обостряя желание всенепременно увидеться с ним лицом к лицу. Взять номер телефона, узнать имя, да блин, просто увидеть его наконец-то, чтобы поставить на уши все соц-сети, но найти!

Какой там Великий со своими наклонностями? 

Нелепый спор и перевоспитание гея в обычного парня, когда тут рядом… дышит в затылок, обнимает… Вампир Кладовочный Необыкновенный!

Мне так неправильно хорошо, что напрочь забываю о Пашке.

Зато он нет — портит всю малину. Приближается, тянет за руку и рывком притягивает к себе. Я в его объятиях, но больше раздосадована тем, что Вампир меня так просто отпускает… 

Пашка продолжает меня “танцевать”, а я верчу головой, как сова, но уже не вижу обладателя толстовки. Все вокруг одеты ярко, а Вампир… был в чёрном. 

Блин!

Его нет! Или за ним успели сомкнуться ряды?..

Я не знаю, но боюсь, что снова потеряла своего кладовочного героя. 

Ревность… он явно ревнует, потому, забыв про Великого, которого вскоре нахожу взглядом, решаю танцевать для Вампира. Вдруг его можно довести до белого каления и заставить проявить чувства снова? 

В очередной попытке найти глазами незнакомца, на секунду сталкиваюсь взглядом с Сашей. Улыбаюсь ему, он вроде бы улыбается в ответ. 

Что ж, значит он по-прежнему “в планах”, вот только игроков всё больше, а я всего одна… и проигрывать не собираюсь! Победа будет моей!

Крепче прижимаюсь к Паше, и он расценивает это как призыв. 

Кружит меня пуще прежнего, прибавляет страсти, жара. Прогибает так, что волосы почти касаются пола.

Ника заканчивает песню, я льну к Паше и шепчу: “Мне нужен медляк!” Каким бы робким не был парень, во всём, что касается танцев — его не нужно просить дважды.

Галантно кивнув, Паша бежит к сцене, где передаёт мою просьбу Нике. Она тут же договаривается с группой и раздаются первые звуки какой-то зарубежной мелодии. Да! То что нужно!

Паша вновь ловит меня в объятия, и мы начинаем... тупо переступать с ноги на ногу, как школьники на дискаче. Если вначале расстраиваюсь, то секундами погодя, уже благодарна за такой темп, потому что не сразу понимаю, как сбилось моё дыхание после активного танца.

— Может пива? — мило волнуется Паша, когда я чуть отстраняюсь, в жажде глотнуть больше воздуха.

— Не откажусь от глоточка. И лучше воды. Пить хочется, — киваю, преисполненная благодарности.

Стоит Паше отойти, как меня снова касаются руки... Вампира. Даже не знаю почему я так таю в них! И вообще, почему позволяю такие вольности незнакомому парню? 

Всё слишком динамично происходит, сцены и герои меняются и я не умпеваю перестроиться, а потому из холода бросает жар. Ощущение, будто меня как-то занятно штырит случайно принятый наркотик. Руки Паши кажутся холодными, а эти... тёплыми. Все вокруг то пропадают, то появляются. Я то слышу толпу, то становлюсь глухой ко всему, кроме слов и дыхания Вампира над ухом. 

За какие-то две песни произошло боьше, чем за всю мою жизнь и мне это нравится, чёрт побери.

Мне бы возмутиться, взбрыкнуть, но я привычно откидываюсь ему на грудь, погружаясь в тёплый, крепкий плен его рук. Будто у меня внезапно появился какой-то укромный тихий уголок, только мой островок спокойствия. Я принимаю это без вопросов, без колебаний и споров. Моему телу тут хорошо. Всё. Баста!

Это становится нашим обоюдным фетишем: хозяйские объятия со спины моим Вампиром, мой трепет в его руках. Игра в “Таинственного мистера ИКС” и она та-а-ак возбуждает, что и не думаю вырываться.

Гул нарастает, нас окружают пары, скрывая в толпе танцующих. И словно обостряя интимность момента, практически гаснет свет. 

Магия… романтика… Ламповая барная обстановка, вокруг шумит народ. Всё  в движении: одни танцуют, другие веселятся за столиками, третьи толкуться у бара или пробираются со своими стаканами пива сквозь танцующих, снуют официанты.

— Мне жаль твоего парня, — шепчет на ухо Вампир. 

— С чего вдруг? — лениво ищу взглядом Пашу, но не нахожу, зато натыкаюсь на кудрявый затылок Великого: “Сиди, сиди...  Твоё перевоспитание откладываю на завтра!”.



Ксюша Левина, Александра Ермакова

Отредактировано: 26.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться