Уроки соблазнения в... автобусе

Размер шрифта: - +

Уроки соблазнения от Кати Ивановой или как растопить глыбу льда

*** Спешл от Кати Ивановой ***

Когда мне было десять, родители на день рождение подарили мне суперский велосипед, о котором я так долго мечтала. Я хорошо запомнила то чувство, когда моя мечта наконец-то исполнилась. Но то чувство и рядом не стояло с тем, что сейчас испытывал мой организм.

Я целовалась с Никитой. С моим недосягаемым и таким желанным Никитой. С Никитой, от которого мое сердце замирало, когда я просто пыталась с ним заговорить. С Никитой, от которого моя промежность превращалась в мокрое и липкое месиво по вечерам. С Никитой, от которого моё тело могло испытать тысячу оргазмов даже без его присутствия. 

Я столько раз видела его в своих снах, но они всегда обрывались на самом интересном месте! Я столько раз видела его в своих фантазиях, но ни один сон или фантазия не давали этого ощущения его губ и тела. Теперь ты мой! Целиком и полностью! Я ни за что тебя не отпущу! 

Пока мой язык борется с его языком за место во рту, мои пальцы скользят по его рубашке, освобождая пуговки из петель. Когда я дохожу практически до победного конца Никита отстраняется и сквозь тяжелое дыхание хрипло спрашивает:

- Что ты делаешь?

- А что? - невинно отвечаю я, расстегивая последнюю пуговицу, и раздвигаю занавес рубашки, выпуская его обнаженное тело на сцену моего театра похоти.

Мои жадные пальцы исследуют каждый сантиметр его обнаженной кожи, пока он хрипло дышит, внимательно наблюдая за моими движениями. Его дыхание безумно заводит и подстёгивает меня продолжать.

Мой взгляд сканирует каждый миллиметр его тела и застывает на оттопыренных спереди джинсах. Опа-па!

- Катя, - выдыхает он, когда я провожу пальчиком по тому самому месту, которое так соблазнительно выпирает.

- Что? - томно спрашиваю я, заглядывая в его прикрытые глаза. Они словно просят меня. Просят остановится? Или продолжать?

Он закрывает глаза, прерывисто выдыхая, когда я целую его шею и вовсю вожу рукой по твёрдой, обтянутой джинсами, плоти. Посасывая мочку уха, я щекочу пальчиками головку сквозь грубую ткань, представляя как посасываю этот самый кончик. Эти мысли вызывают у меня сладкие спазмы внизу живота.

Сквозь хриплое дыхание вырывается сдавленный стон. Он накрывает мою ладошку своей, вдавливая сильнее в свой член, останавливая мои движения. 

- Так не честно... - шепчет он, заглядывая мутными глазами в мои, обезумившие от страсти и желания, глаза. 

Думаешь я просто дразнюсь? Резким движением я срываю с себя свитерок и остаюсь в одном лифчике. Его удивлённый взгляд застывает на моей груди. Мне вдруг становится неловко от его взгляда. Молча беру его руку и укладываю к себе на грудь, склоняя голову на бок. Блин как стыдно! Что я делаю?!! От смущения не могу даже ему в глаза глянуть.

Спустя секунду рука неуверенно сжимает грудь, вызывая небольшую судорогу, которая сопровождается моим негромким стоном. Шумно выдыхая он подтягивает меня к себе, обняв второй рукой за талию. Его губы ласкают мою шею, а руки пытаются нащупать застёжку.

Когда ему наконец удается открыть цепкий замочек, в номер, хохоча и так некстати, вламываются хозяйки номера. Я поспешно хватаю и натягиваю на себя свитер. Естественно задом-наперед и шиворот-навыворот. 

- Оу! Мы не помешали? - посмеиваясь, спрашивает Люба, и, судя по реакции, она примерно это и ожидала увидеть. 

"Не могли вы, девочки, дольше на полчасика погулять!" - мысленно отвечаю я, а Никита подымается и тянет меня за руку к выходу. Мы молча уходим. 

- Кать, я... 

Я перебиваю его своим поцелуем. Не хочу ничего слышать. Хочу целоваться! Когда мне уже не хватает кислорода я отстраняюсь. Он хрипло дышит и пристально смотрит в глаза. Боже! Как же я тебя хочу! 

- Кать, я тебе нравлюсь? - вдруг спрашивает он. От его вопроса в лоб внутри всё тревожно сжимается. Я так долго хотела рассказать ему о своих чувствах и так долго боялась это сделать, что похоже дошла до той точки, когда признаться в своей любви становится невозможно. 

- А я тебе? - судорожно сглотнув, отвечаю я. 

- Я первый спросил, - хитро улыбаясь, говорит он. 

- Я не скажу, пока ты не скажешь, - упрямо отвечаю я, прям как в детском садике. 

Он улыбается ещё шире и заключает меня в свои объятья. 

- Очень нравишься, - шепчет он мне на ушко. Если бы не его плечо, моя челюсть была бы уже на полу. От счастья я забываю как говорить. 

- Ну а я тебе? - мурлычет он, целуя шею после каждого слова. 

- Очень... очень... нравишься, - отвечаю я, тяжело дыша и слегка постанывая. 

Он довольно улыбается, заглядывая в мои счастливые глаза. Внезапно он хмурит брови, недовольно выдыхая: 

- Черт! Тёма ж всю нашу комнату обрыгал. 

Вот и почему он об этом вспомнил, глядя на меня? Да ещё в такой момент!

- Ты можешь у нас переночевать, - предлагаю я. 

- А как же девочки? 

- Они спят уже давно. Но думаю, они были бы не против выручить одноклассника. 

Никита принимает моё скромное приглашение и мы идём в номер. Мне жутко неловко от мысли, что пару минут назад я гладила его член, а он лапал мою грудь. К тому же расстегнутый лифчик неприятно ёрзает под кофтой, надетой шиворот-навыворот. Стыд и срам! 

Мы осторожно входим в номер, в котором раздается громкий храп Ксюши. И как только Вероника может спать в таких условиях? Слава богу в таком шуме не будет слышно наше шубуршание. 

- Ты ложись, а я в душ, - говорю я, кивая на свою кровать. Фак май хед! Я буду спать с Никитой. Стараюсь не пританцовывать направляясь в душ. 

Пытаюсь помыться, переодеться и почистить зубы с быстротой снежного барса, пока мой ненаглядный не уснул. На цыпочках выхожу из ванны. Вся такая сексуальная в широкой длиной футболке, которая больше похожа на коротенькое платье. Может стоило одеть трусы? Но чистых я не прихватила, а грязные как-то не хотелось тулить обратно. И вообще для таких ситуаций нужно иметь про запас прозрачный пеньюарчик.

В полумраке вижу, что Никита завернувшись в одеяло уткнулся лицом в стену, стараясь занять как можно меньше свободного пространства. Ну-ну. Я всё равно до тебя доберусь, мой зайчик! Аккуратно забираюсь под одеяло, случайно задевая ступнёй его обнаженную ногу. Разделся уже? Молодец! И пусть в моих фантазиях такая ситуация случалась миллион с лишним раз и заканчивалась она всегда нашим взрывным оргазмом, но в реальности всё куда сложнее. Я как истукан лежу лицом к его спине и боюсь пошевелится, жутко смущаясь его близости и тем, что на мне только футболка. 

А ещё мне холодно. Прохладный душ сделал своё дело, а отхваченный кусочек одеяла вообще не греет. А его тело так и манит своим жаром. 

- Что... что ты делаешь? - хрипло шепчет он, чувствуя как я тулюсь к нему, путаясь в его ногах своими и обхватывая холодными ладошками горячее тело. 

- Греюсь, - невинно отвечаю я. Но этим я себя не ограничиваю. Провожу рукой по обнаженному торсу, целуя его в затылок. 

- К..Катя... - шумно выдыхает он, пытаясь остановить меня строгим шепотом, когда моя наглая ручонка залазит в его трусы. Но! Я уже семнадцать лет Катя, а голый член Никиты потрогать выдался шанс впервые. Он возбуждён и от моих прикосновений нежная плоть становится ещё твёрже. Ух, прям как в моих фантазиях! 

- И зачем ты это делала? - хищно спрашивает он, резко разворачиваясь и подминая меня под себя. "Вот именно для этого" - мысленно отвечаю я, так как рот занят поцелуем. Его рука скользит вверх по бедру, задирая футболку. 

- М-м-м, - похоже, он рад и удивлён, что на мне нет нижнего белья. Его палец осторожно касается моего набухшего от возбуждения клитора, а язык возбуждающе щекочет шею. Я не могу сдержать сладкий стон. 

- Ш-ш-ш... девочек разбудишь, - шепчет он, слегка прикусывая мою шею в качестве наказания. Я изо всех сил сжимаю челюсти стараясь даже не дышать, когда, его пальцы мягко, но в тоже время настойчиво теребят нежную плоть. 

- Ох... - шумно выдыхает он, спуская руку ниже и чувствуя как сильно я помокрела. Чёрт! От его прикосновений и жаркого хриплого дыхания я истекаю, словно раненый зверь. 

Я вздрагиваю и отстраняюсь, когда он пытается просунуть в меня свой палец. 

- Что такое? - шепчет он, не желая останавливаться. 

- Я это... ещё ни с кем... до этого... - запинаясь шепотом признаюсь я. А он тут же убирает руку, не зная, что сказать. Чёрт! Испортить такой момент! 

Я мягко обхватываю рукой его твёрдый член и приподымая бёдра ёрзаю по нему своей мокрой промежностью. 

- Я хочу тебя... - шепчу я, обнимая его широкие плечи. 

- А ты... уверена? - переспрашивает он. 

- Да... - киваю я, борясь с желанием вырубить его и изнасиловать, пока стояк не упал. Я настолько сильно его хочу, что низ живота уже просто ноет от нетерпения. 

Он, тяжело дыша, подтягивает меня максимально близко и, немного подразнив половые губки своей головкой, мягко входит во влажную плоть. Усиленный толчок. Чпок. И я уже не девственница. Больно. Ну, уши прокалывать в тринадцать лет было больнее. 

- Больно? - встревоженно спрашивает он, заметив как я застонала. Отрицательно машу головой и начинаю двигать бёдрами. Терплю сладкую боль, наблюдая как напрягаются его скулы от удовольствия. 

Закрывая глаза, отдаюсь этому чудесному чувству близости с моим любимым. Его рука шарит у меня под футболкой, поглаживая обнаженную грудь и лаская соски, усиливая приятные ощущения. Меня словно затягивает водоворот на дно океана, и я чувствую, что приближаюсь к самому пику. Ещё немного! И! Тум! Меня словно на гейзере выносит на поверхность, а Никита, хрипло постанывая, кончает мне на живот, едва успевая вытащить свой член. Громкий стон вырывается из моей груди. Это было чудесно! 

- Кать? - слышу я сонный голос Вероники, - ты одна? 

Я в панике прячу Никиту под одеяло. 

- Да... - хрипло и всё ещё тяжело дыша, отвечаю я. 

- Дрочи, пожалуйста, чуть тише! - недовольно бурчит она, а мы с Никитой едва сдерживаемся, чтобы не расхохотаться. 



Власта Бер

Отредактировано: 23.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: