Уроки соблазнения в... автобусе

Размер шрифта: - +

Последний вздох...

****

Странная штука - время. Бывает проходит неделя или даже месяц, а события, которые произошли за весь этот период с лёгкостью можно описать одним лишь словом - всякая херня. Ну ладно, двумя словами. А бывает проходит всего два дня, а кажется, что за всю жизнь столько эмоций никогда не испытывал. 

Человек, который был мне безразличен, теперь только одним своим взглядом вызывает во мне ураган чувств. Я схожу с ума и не знаю, как мне себя вести. Я не знаю, что мне говорить. Поэтому вот уже минут двадцать мы едем молча. Он внимательно следит за дорогой, а я незаметно за ним наблюдаю. Фары встречных машин время от времени бросают желтоватый свет на его мужественное лицо. Если бы я могла рисовать, я обязательно попросила бы его мне попозировать. Желательно голым. Гы-гы-гы. 

- Ты чего смеёшься? - спрашивает он, на секунду отрывая взгляд от дороги. 

- Эм-м… Я? Да нет... вам показалось, - отвечаю сдавленно я, краснея от смущения. 

Он ещё раз окидывает меня непонимающим взглядом и, вздыхая, возвращает внимание к дороге. А я чувствую себя полной дурой. Отворачиваюсь и с грустью смотрю в окно. Что я вообще здесь делаю? Почему он со мной так возится? Зачем я ему? Ничего не умеющая малолетка! Ну вот. Сама себя накрутила, сама сижу и чуть не плачу. Дура дурой! Смахивая слезинку и шмыгаю носом. 

- Ты что? Плачешь? - встревоженно спрашивает он, а я, испуганно застыв, смотрю в окно. - Настя. Что случилось? 

- Ничего... - отвечаю голосом побитого солдата. Влюбилась я без памяти! Вот что случилось! А так ничего. 

- Повернись, - требует он мягко, но настойчиво. Я нехотя поворачиваюсь, а он внимательно разглядывает мои красноватые глаза и слегка распухшие веки. В его глазах явно читается непонимание. 

- Дорога! - вскрикиваю я, замечая, что нас неуклонно тянет на встречную полосу. Данил Гореводителевич, вздрагивая, возвращает машину в нужное положение. 

Спустя пятиминутной молчаливой езды, мы паркуемся возле высоких кованых ворот. 

- Я не понимаю, - с трудом произношу я. После затяжного молчания или переизбытка чувств мне тяжело говорить. 

- Что ты не понимаешь? - спрашивает он, отстёгивая ремень безопасности и поворачиваясь ко мне. 

- Зачем всё это... Почему вы со мной так возитесь... Зачем это вам? - тихо спрашиваю я, делая особый акцент на слове "Вам". 

Он шумно вздыхает. Молчит. А потом тихо отвечает: 

- Я не знаю...

Его неопределённость словно железная когтистая лапа сжимает мою грудь, вырывая сердце, заполняя всё естество пустотой. Я горько улыбаюсь сама себе, даже не глядя в его сторону. А что я собственно хотела? Чтобы учитель признался в любви своей ученице, чтобы такой классный парень сказал, что любит невыразительную закомплексованную личность? Опомнись, Настя! Пора бы окунутся в этот чан с жестокой реальностью. Открыть глаза и перестать мечтать! 

Я молчу. От душевной боли даже скулы на лице сводит. Изо всех сил пытаюсь сдерживать слёзы. Тишина рвёт барабанные перепонки, я больше не могу выдерживать это! Быть рядом с ним просто невыносимо. 

Дрожащими руками я отстёгиваю свой ремень безопасности и, с трудом нащупав ручку, открываю дверь. Меня всю трясёт, когда я выхожу. Прохладный ветерок щекочет помокревшие щеки. Я ухожу не оборачиваясь. Я иду, не зная куда. Мне всё равно, смотрит ли он мне вслед. Есть ли в его взгляде болезненное прости за то, что не смог полюбить тебя. Или немое разочарование в том, что я не смогла с лёгкостью принять горькую правду. 

Я медленно перебираю ногами, шаркая по мелкой гальке. Вижу вдалеке на парковке наш школьный автобус сдаёт задним ходом, собираясь уезжать. Мне нужно лишь небольшое усилие для того, чтобы догнать его и успеть уехать со всеми. Зайти внутрь и сесть рядом с Катей. Я безумно не хочу отвечать на её расспросы, не хочу вообще говорить что-либо. Я вообще не хочу ничего делать. Может я даже брошу школу. Не хочу видеть его безразличное лицо. И бежать не хочу... 

Внезапно что-то резко тянет меня назад, вытягивая из этого депрессивного транса. 

- Да стой же тебе говорят! - практически кричит Данил Сердцеразбивателевич, хватая меня за руку и разворачивая к себе.

- Зачем? - моя грусть сменяется гневом. - Я же вам даже не нравлю…

Слово обрывает внезапный поцелуй. Сердце замирает, земля уходит из под ног. Ощущение один в один как на аттракционе, когда у тебя вмиг уходит платформа из-под ног и ты падаешь в трубу практически вертикально, а потом врезаешься ногами в воду. Только ноги никуда не врезаются. Всё настолько неожиданно, что я даже не понимаю, что происходит. Он отстраняется, смотрит на моё шокированное лицо, а потом целует ещё раз мои обмякшие губы. Второй раз! А два раза есть два раза! И пока я, тормоз коммунизма, пытаюсь сообразить, что на поцелуй нужно ответить, он снова отстраняется, улыбаясь, разглядывает мою обалдевшую рожицу и мягко тянет за руку. 

- Пойдём.

И я послушно иду. Сердце колотится, а ножки подгибаются, словно я только что с парашютом прыгнула. Вот только он, ни фига, не раскрылся и я разбилась об твёрдый асфальт. Блин! Я ж его в ответ не поцеловала. Стояла, как вареный кабачок и даже не соизволила чмокнуть в ответ. Вообще никак не отреагировала!

Мельком, хмуря бровки, смотрю на его широкую спину. Вот, может, сейчас резко подтянуть его к себе, прижаться к губам, запуская руку в его густые волосы и засосать со всей страстью, чтоб он аж ножку приподнял от удовольствия, как в фильмах всегда показывают. Хотя, нет. Так же девушки обычно делают. 

Пока он рассчитывается на ресепшине, мои раздумия сменяет дикая радость. "Ях-у-у-у! Он меня поцеловал!" Я стою и довольно улыбаюсь во весь рот. 

- Что такое? - спрашивает Данил Ловеласович, замечая мою широкую улыбку. Я качаю головой типа: “Всё ништяк”, а он вздыхает, удивлённо изгибая бровь. Ну а что мне сказать? Что я из трусов готова выпрыгнуть, потому что он меня поцеловал? Ага, щас! 

Купальни скоро закрываются, поэтому людей немного. Горячие пещерные озёра представляют из себя небольшие природные бассейны, которые расположились в разных уголках большой пещеры. Естественно, острые каменные выступы сгладили мрамором, ловко пристроили раздевалки и провели систему вентиляции, благодаря которой не воняет сероводородом. 

Я переодеваюсь, иду к нужной двери и захожу внутрь купальни. Густой пар приятно согревает лицо и тело. Освещение немного тусклое и я не сразу могу понять, где находится это парующее озерцо. Подхожу к мраморному краю. Мой учитель, раскинув руки в стороны и запрокинув голову назад, уже получает кайф. Услышав, как шлёпают мои вьетнамки об мокрый пол, он устало подымает голову, открывая глаза. 

- А ты чего в купальнике? - хрипло спрашивает он, словно только что проснулся. 

- А в чём мне ещё быть? - практически пискнула я от возмущения. Вот извращенец! 

- В раздевалке должны быть белые полотенца. 

- Нет там ничего! - раздраженно отвечаю я, подходя к ступенькам и погружая ступни в горячую воду. Ишь ты полотенце! А чем ему мой купальник не угодил? 

- Подожди! Ты на воду глянь, - подавшись вперёд, останавливает он меня. Я смотрю вниз: мои ноги скрывает мутно-серая жижа. Приподняв ногу, вижу как на ней остается серый налёт из мелкого серого ила. Он подплывает ближе и указывает пальцем на посеревшую кожу: - Вот, ты потом свой купальник в жизни не отстираешь. 

- А у вас было полотенце? 

- Тоже не было. 

- А как же вы тогда в плавках в воду залезли?

- Кто сказал, что я в плавках? 

- Вы что голый?!! 

- Да не кричи ты так! Что тут такого? Между прочим в этой воде полезно купаться голышом. 

- Ага. При геморрое! 

- И не только, - смеётся он, а потом поворачивается ко мне спиной. - Давай, раздевайся и залазь. Я не смотрю. 

- П-полностью? 

- Ну, купайся так. Если купальник не жалко. 

Я скрестив руки на груди, разглядываю его плечи, которые выглядывают из воды. Всё что ниже скрывает серая мгла. Даже силуэт тела не разобрать. Блин! А купальник реально жалко! Обречённо вдыхая, расстёгиваю лифчик. 

- Ну так что? - оборачивается он через плечо. 

- Эй! - вскрикиваю, резко разворачиваясь спиной и прикрывая грудь.

Цокнув языком, он бормочет что-то вроде: "Да ладно, я и так уже всё видел" ... Что-что? Надеюсь, мне послышалось! 

Стыдливо прикрываясь руками, быстро спускаюсь по лестнице в воду. Вот только ступеньки внезапно обрываются на пятой или шестой и моя нога не найдя опоры уходит резко вниз. Я с криком ухожу под воду. Бляха-муха!!! Я же плавать не умею! В открытый рот попадает отвратительная по вкусу грязная вода. Не могу дышать, страх и жуткая паника сковывают сердце. Вот так утонуть в этой серой жиже - что за нелепый конец?!! 



Власта Бер

Отредактировано: 23.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: