Уровень

Размер шрифта: - +

Прима

    Удар сапогом по ребрам выбил дыхание, разом приучив к мысли, что цветочки кончились.

  - Это тебе за Геру, - еще удар, - это за Фила.

  Прима не дышала. Боль, хищной крысой шнырявшая в животе, метнулась к позвоночнику.

  - А это за Звонаря... И за Рыжего. За Димона...

  Еще удар. Еще. Прима впускала в себя жгучую, нетерпимую боль, отталкивалась от нее как от дна, выплывала на поверхность. И в ту секунду, когда сознание прояснялось, старалась понять: откуда взялось столько имен, и главное - есть ли конец у этого списка?

  Прима заметила грациозный прыжок Арийца слишком поздно. Диггер кубарем вкатился в камеру под номером 112 как раз между отсутствовавшими прутьями и в тот же миг исчез в глубине. Девушка хотела последовать за ним, но ее замысел зарубила на корню автоматная очередь, отсекающая от яруса. Ей ничего не оставалось, как поднять руки и отойти подальше от камеры со счастливым номером. Она подошла к Бармалею. Тот стоял с поднятыми руками и хлопал глазами, мало что понимая. Парень даже попробовал возразить, однако пара ударов в живот доходчиво объяснила ему, что вопросы неуместны.

  Бармалей лежал на полу, корчился от боли и стонал, в то время как Прима наблюдала за истерикой, которую, как выяснилось позже, устроил Окулист по поводу исчезновения Арийца. Он ругался последними словами, на каждое слово как резолюцию накладывая пули, выпущенные в сторону ближайших камер.

  Высокий, массивный, с длинным лицом и маленькими глазками, Окулист все не мог успокоиться. Его руки сжимали АКМ с разгоряченным стволом и палец давил на спусковой крючок, выбивая из опустевшего магазина сухие щелчки. Обнаружив в полу открытый люк, он загорелся новой надеждой и едва не прыгнул вниз. К сожалению, был остановлен. Вместо долговязого Окулиста в шахту полетела граната. Он стоял недалеко и блаженно щурился, наслаждаясь оглушительным взрывом на глубине.

  Потом настал черед Примы.

  - Остынь, Окулист, - резиновый, растянутый голос прервал наказание.

  Девушка лежала на полу, прижимаясь щекой к грязному, заплеванному цементу. Сведенные за спиной руки сталью жгли наручники. Кособоко по наклонной поверхности выплыли из темноты ботинки на толстой подошве и застыли перед глазами.

  - Я спокоен, как никогда. Знаешь, что я думаю, Циркач? - наэлектризованный, больной от необходимости сдерживаться, Окулист говорил подчеркнуто рассудительно, словно в сотый раз повторял одно и то же. - Надо ей ногу прострелить. Я берусь, навылет. Бегать, сучка, будет помедленней.

  Прима подтянула ноги к животу. Скованные браслетами руки резанула шероховатая поверхность бетона.

  - Все может быть. Все может быть, - повторил Циркач. - Подними ее, Халк.

  Схватили за шиворот, с треском вздернули вверх. Пол мячом отскочил вниз и Прима утвердилась на ногах, не решаясь посмотреть Циркачу в глаза. Она почему-то решила, что ее прямой взгляд послужит толчком для новой экзекуции. Сквозняк холодил затылок - каска потерялась и теперь без нее Прима чувствовала себя неуютно.

  - Я разве не говорил тебе, что у тебя не будет проблем в том случае, если ты будешь послушной? - теперь бритый череп прикрывал шлем. - На тебе семь трупов. Мне стоит больших усилий удержать ребят...

  - Ты справишься, я верю в тебя... командир, - не сдержалась - с силой разжала непослушные губы. Изо рта вместе со словами потекла кровь. Обожгла подбородок, капнула на грудь, скользнула в открытый ворот куртки.

  Циркач на этот раз не стал устраивать показательных выступлений с расстрелом. Он отвернулся, бросив на ходу:

  - Окулист, добавь ей. Пару раз.

  Прима сжалась, ожидая удара, и не сразу поняла, что случилось. Под ноги Окулисту вкатился человек. Вскинув руки, как будто пытался облокотиться на воздух, мучитель упал на спину. Коротко заскрежетало о бетон железо. Спутанный клубок откатился к самым прутьям. Окулист изворачивался, ругался, пытаясь достать ногой того, кто мертвой хваткой вцепился ему в штаны. С размаху бился о пол автомат - то прикладом, то дулом. Грохот сменился сипением, хрипом, придушенной руганью. Бестолковая возня на полу привела к тому, что подоспели на помощь товарищи. Кто-то помог Окулисту подняться.

  Огромный Халк держал за шиворот парня. Его ноги болтались в воздухе, не доставая до пола, пряди черных волос закрывали лицо и все равно - Прима благодарно улыбнулась Бармалею.

  - О-па, - Циркач остановился в двух шагах от парня. - Ты-то чего раздухарился? Сидел себе, молчал, а тут?

  - Вы мужики или кто? - сквозь зубы протолкнул парень. - Что вы все пристали к девчонке? Мужики... блин.

  - Заступник. Понятно.

  - Что с ним делать, Циркач? - На лице Халка неровной чертой пересекая левую половину лица краснел свежий ожог.

  - Что делать? А, - Циркач махнул рукой, - пулю ему в башку.

  - Ясно. - Халк разжал руку и парень едва не упал на пол.



Ирина Булгакова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться