Уровень ненависти: Сосед

Размер шрифта: - +

Глава 2. Знакомство с претензией

— Позвольте угадаю, вы — моя новая соседка?

Мне кажется или его голос сочится ехидством?

— Да, соседка, — ответила Мистеру Совершенство раздражённо. Хоть и красавчик, но это ничуть не умаляет моей злости по поводу лексикона его рабочих.

— Проходите. Вы хотя бы симпатичная, — хмыкает мужчина и отступает вглубь коридора, уступая дорогу нежданной гостье.

— Спасибо, я здесь постою. — Ишь, чего не хватало! В гости вечером к незнакомому мужику! Я его ещё бабушке не представила для проверки на вшивость.

Божечки–уточки! Катя! Да ты уже строишь планы в его сторону. Окстись!

— Да ну–у–у! — протянул мужчина. — Не может такого быть! Скажите, это какой–то хитрый ход?

Всегда считала карие глаза тёплыми, но суровый и злой викинг умудрился заморозить своими шоколадками. Ух, как зыркает!

И чего я его викингом называю, те же, вроде бы, светлоглазые? По росту смахивает — и то хлеб.

— Хитрый ход? Вы о чём? Я не собираюсь заходить к вам в дом, это неприлично. Кстати, спасибо за комплимент, — выдохнула я, вспомнив о вежливости, жаль только, что не в самый удобный момент. Всё–таки, что ни говори, а полуголые красавчики не способствуют мыслительной деятельности. Этот ещё и мокрый, его же сейчас продует!

Да уж, Катя, «Л» — логика. Давай ещё понюхаем его демонстративно и посоветуем не мыться таким мятным гелем для душа, так как он нам не нравится. А на новый год вообще подарим чего–нибудь из Ив Роше с ароматом клубники или ванили.

Несмотря на то, что нужно было казаться сдержанной или хотя бы злой, едва не рассмеялась. Вечно в голову лезет всякая чертовщина.

— Давайте я пообещаю не распускать руки и не пугать вас, а вы пройдёте в дом. На улице, конечно, лето, но мне несколько неловко стоять в подъезде в таком виде.

— Боитесь, соседки налетят на свежую мужичатинку? О боже! Простите! Я не это имела в виду!

Катя, дубина стоеросовая, что ты несёшь? Какая мужичатинка? Ты воспитанная, умная девушка из хорошей семьи, держи себя в руках.

— Ха–ха–ха, — расхохотался в полный голос мой новый сосед. Ох, ну до чего у него сексуальный голос, он смеётся, а у меня в груди низко вибрирует, вызывая совершенно закономерные желания. — Видимо, я вас неправильно понял. Простите. Дело в том, что ваша шутка попала точно в цель. Дамы в нашем доме, — он замялся, смущённо улыбнулся, вздохнул печально, — несколько навязчивы.

— И вы, конечно же, подумали, что и я пришла, дабы покуситься на самое дорогое, что есть у порядочного мужчины? Ясно. Поговорим в другой раз. Или не поговорим. — Я всерьёз разозлилась. Эмоциональное состояние сегодня нестабильное. То в смех, то в слёзы. А ещё стукнуть кое–кого хочется. — И да, пока сюда не слетелась добрая половина подъезда, очень прошу вас: первое — пристыдить ваших ремонтников, они ругаются матом так, что мой кот краснеет; второе — повесить ковёр на стену, вы по ночам не даёте мне спать. Всего доброго!

Два шага в сторону своей квартиры, гневное хлопанье металла — и я дома, в тишине, безопасности и относительном спокойствии. Хотя, о каком спокойствии идёт речь?

Мамочки! Что я сейчас несла? Дура, дура, дура! И с каких пор у меня кот? Это подсознательно я, что ли, записала себя в ряды вечно одиноких дам с котом? Или просто хочу пушистика?

Показала себя с «лучшей» стороны, вот молодчина! Надо будет, наверное, позднее извиниться. Хотя нет. Сам виноват. Тоже мне, нашёл покусительницу на свои прелести. Как ещё не сказал: «Не для тебя моя роза цвела»? А–а–а, ну да, я же симпатичная. В отличие от кого–то, по всей вероятности. Интересно, кто к нему приходил?

И у нас все симпатичные! Ишь, какой разборчивый!

Я заметалась по комнате, убирая несуществующий бардак и перекладывая вещи с места на место. Когда волнуюсь, стараюсь занять руки полезным делом, пока они не начали хулиганить: ломать и портить, портить и ломать. Я из тех людей, что могут сесть в автобус с билетиком, совершенно случайно и незаметно для себя его порвать на микроскопические кусочки, а затем, очнувшись, стыдливо прятать от кондуктора до конца поездки, не решаясь выбросить. Один раз даже пришлось предъявлять эту горку мусора. Повезло, что кондуктор попалась с юмором и не стала ни штрафовать ни заставлять покупать ещё билет. Видимо, потому та ситуация меня ничему не научила, так же и портачу всё, что попадётся под руку в момент волнения.

Вот и сосед случайно подвернулся… под руку.

В дверь постучали, проигнорировав звонок, да ещё и с силой, будто выломать пытаются. И сдаётся мне, это не мужской кулак. Слишком злой, короткий стук. Рождает ощущение: «Будут бить».

Кто–то из соседушек пришёл на разборки, зуб даю. Как же, самая молоденькая покушается на единственного самца львиного прайда!

Спокойной жизни в этом доме однозначно пришёл конец. А вот моим проблемам — ни конца, ни края.

— Ну, как он тебе? — глаза Маргоши не горели — полыхали. Столько энтузиазма в последний раз видела в её глазах лишь в предвкушении более тесного знакомства с Игорёшей. Разумеется, когда слухи о его ориентации ещё не появились.

Хорошо, что дверь у меня новая, металлическая, со специальными замками — смогла выстоять под напором разгорячённой некрасовской женщины.

— Кто?

Я надела свою самую невинно–непонимающую маску на морду лица и ждала нового всплеска эмоций. И дождалась! Кто бы сомневался.

— Ну как, кто, Катя?! Конечно же, я говорю о нашем новом соседе. Заметь, холостом, красивом, подкачанном, — Марго потеснила меня покатым бедром, проходя без спроса в квартиру, обдавая приторно–сладкими духами, кивнула на дверь, намекая, что столь важная информация достойна сохранения самой что ни на есть строгой секретности, лишь затем продолжила: — с собственным бизнесом и недвижимостью за городом.



Иринья Коняева

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться